117 стрелковая дивизия

                           1-го формирования (Куйбышевская)
                                                   
                                                 
         

                                      Боевой состав 21 армии на 15.08.1941г.

 

     В ночь на 15 августа 240 сп прорвал кольцо вражеского окружения, оторвался от преследования противника и занял оборону на опушке леса слева от 1-го батальона 275 сп. КП штаба 117 сд вышел из окружения, полковник Старостин убыл в штаб 21 армии принимать должность начальника штаба 67 ск.  

     Все части и подразделения 117 сд, находившиеся на правом берегу р.Сож, были объединены под командованием полковника Герасимова М.А.. Эта часть войск стала именоваться "группой полковника Герасимова из 67 ск.

 

Вспоминает бывший командир орудия взвода ПТО 3 батальона 240 сп красноармеец Елсуфьев Георгий Васильевич:

…Ночью и утром мы пробивались из окружения. Прорвались, идем лесной дорогой, на опушке лежит раненый возле станкового пулемета. Пулеметчик просит: "Братцы, возьмите, не бросайте", идут машины, повозки, никто не берет. Пришлось мне положить его на лафет….

     Ряд подразделений 240 сп, потерявшие связь с полком в первый день немецкого наступления, организованно вели борьбу в тылу немецких войск, пробиваясь на юг на соединение с дивизией.

 

Вспоминает бывший красноармеец 4 роты 2 батальона 240 сп Вафин Анвар Зариппович:

…До середины августа мы продолжали занимать свою позицию, которая оказалась на самом северном конце образовавшегося коридора между Днепром и наступающими частями 2 армии противника. К концу первой половины августа немцы это полуокружение замкнули. 

    Нам пришлось оставить свою позицию и двигаться на соединение со своими. Путь оказался удачным. В течение нескольких дней нам удалось организованно, в составе всех боевых подразделений полка, почти без потерь выйти из этого окружения и присоединиться к своим….

…Дивизия в первый же день боев противником была расчленена. Отходила частями. Наш 2-й батальон двигался самостоятельно с короткими остановками. Мы двигались на юг, надеясь на скорый выход из-под угрозы окружения, почти не встречаясь с противником. Но и на второй и на третий день противник следовал за нами по пятам.

   15 августа около 10 часов утра остановились на лесной поляне, недалеко от какой-то станции ж.д. Гомель-Жлобин на короткий привал. Мы все усталые, грязные, не бритые. За последние сутки почти не отдыхали. Поэтому, как только остановились, многие тут же уснули.

   Плохо было с боеприпасами, продуктами. Тылы от нас оторвались. Сначала питались за счет неприкосновенного запаса, имеющегося у каждого в вещмешке, но он через 1-2 дня был съеден. Так что за последние дни голодали. Правда, когда мы проходили через насаленные пункты, население прямо у дороги угощало нас пирогами, хлебом, молоком, квасом, холодной водой. Но мы в деревни почти не заходили. Некоторые из них уже были заняты немцами.

   На этой остановке нас ждал горячий завтрак, его приготовили на походной кухне, которая вечером вместе с повозкой с продуктами присоединились к нам. Но не успел повар раздать его и половине личного состава, как на станции началась стрельба. Разведка установила, что больше здесь оставаться нельзя. Пришлось так и не позавтракав, следовать дальше. Не пересекая железную дорогу, повернули на восток в сторону Гомеля.

   Вскоре нас встретил старший командир (генерал). Он ознакомил командиров с обстановкой, поставил перед ними боевую задачу и направил нас на соединение со своим полком. Встретив другие подразделения полка, повернули на север и начали наступательные действия.

   Враг нас здесь не ждал….

 

Вспоминает бывший сержант-пулеметчик 1 роты 1 батальона 240 сп Арзяев Федор Степанович:

…Наши командиры решили двигаться по лесу ночами, так, чтобы не дать обнаружить себя, а нас набралось больше 150 человек. На четвертые сутки примерно мы вышли на опушку леса, перед нами деревня, запасов питания у нас не было. Некоторые собирали грибы и всякую лесную дрянь. Командир батальона выбрал нас троих и послал в деревню, набрать хлеба и других продуктов.

     Пошли мы в деревню, жители встретили нас не приветливо. Деревня немцами не занималась. Спра­шиваем, где наши части, отвечают, отошли, но хлеба мы набрали 2 мешка и 2 ведра меду, это мы взяли в сельпо, откуда таскали жители. Все, что мы набрали, стаскивали в сени одного большого дома. Вышли мы из дома, вдруг немецкие мотоциклисты едут в деревню. Заметили нас и остановили мотоциклы, стали стрелять. Два солдата устремились к нам, но мы уже были в ботве в тыквенной, которая густо обвивала плетень.  

     Немцы постреляли по низу и верху и ушли. Там, где мы оставили продукты, а этот дом был рядом, поднялся переполох, полетели стекла, поднялся крик. Немцы стали ходить по погребам, где сидели люди, спрятавшись от немцев, и расстреливали и творили, что хотели, кричали яйки, масло. Мы решили сидеть до ночи, а там выйти к своим, но немцы уехали. Мы догадались, что это была разведка.

     Они уехали, мы вышли из укрытия, пошли за продуктами и видим такую картину. Хозяин зажал сердце, сидел в углу мертв, сквозь пальцы сочилась кровь. Женщина обнаженная лежала на койке, пристреленная в лоб, сочилась сукроветь. Она была мертва. Ребенок был зверски разорван на две части, лежало обезображенное мясо. Мы по-мужскому поплакали, забрали все съестное и прибыли в свое подразделение.

     Командир батальона спрашивает, кто стрелял, мы все рассказали. Наши командиры, в которых мы верили, посовещались и решили встретить немцев. После маленького обеда, мы быстро заняли оборону. Дорога шла низом, вдоль дороги кустарник. Мы залегли в нем. У нас были ручные пулеметы, автоматы, гранаты. Немцы шли тихо, видимо уставшие. Они не предполагали, что мы их встретим. Они поравнялись, мы открыли огонь, закидывали гранатами. Бой мы выиграли. Набрали автоматов, питания и отошли из этой деревни в лес. Мы подумывали создать партизанский отряд, но капитан был неумолим.

     Мы прошли еще несколько ночей, и вышли к своим голодные, но с боевым оружием. Нас накормили, дали отдохнуть и зачислили в стрелковую часть, но батальон наш не расформировали….

 

     В течение всего дня 15 августа подразделения и части группы полковника Герасимова продолжали удерживать за собой район к югу от Чечерска, прилегающий к берегу реки Сож. Несмотря на отсутствие артиллерии и значительное превосходство немцев в живой силе и огневых средствах (пулеметах) группа полковника Герасимова прочно сковала здесь немецкие части, время от времени контратакуя немцев в самых неожиданных направлениях.

 

Вспоминает бывший красноармеец 4 роты 2 батальона 240 сп Вафин Анвар Зариппович:

…В течение дня продвигались, не встречая сопротивления. Первое село заняли почти без боя. Потом уже к вечеру двинулись атаковать следующее село, расстояние между которыми было примерно 5-6 км. Перед этим селом начиналась болотистая местность. Видно было, что здесь до войны добывали торф.

   Примерно в километре перед селом узкое длинное болотистое озеро. Берега его обросли тальником и камышом. Через неглубокий участок перешли озеро вброд, пошли на село. Противник нас за 300-400 метров встретил ураганным огнем. Мы сначала короткими перебежками, а потом, встав во весь рост, с криком "Ура!" бросились в атаку.

   Дело дошло до рукопашной схватки. Однако, метрах в 25-30 от села вынуждены были лечь, окопаться. От усиленного огня противника голову поднять нельзя было… Артиллерии и минометов у нас не было, и мы не имели возможности подавить огневые точки врага….

 

     Конные разведчики, посланные подполковником Даниловым в направлении Светиловичи, наткнулись на отступавшие тылы 187 сд. Разыскав штаб 187 сд, он узнали, что дивизия израсходовала практически весь возимый боезапас и по приказанию командира 28 ск отходит в направлении на Новозыбков.

     К вечеру 15 августа Данилову удалось связаться по радио со штабом 28 ск и получить разрешение отходить на Новозыбков по маршруту Светиловичи - Неглюбка - Святский.

     Обстановка в полосе обороны дивизии к этому времени значительно ухудшилась. Воспользовавшись отходом 187 сд, немецкие части переправились через реку Сож в районе Струмень и начали продвигаться к реке Покоть, охватывая правый фланг 117 сд и выходя в тыл нашим войскам, оборонявшимся в районе Краснополья.

 

     Не имея опыта по управлению таким крупным войсковым организмом, как соединение, плохо представляя всю сложность перехода через леса, болота и бездорожье, зная, что отход 117 сд на Новозыбков ведет к отрыву дивизии от её тылов и баз снабжения, оставшихся на западном берегу р.Сож, к отрыву прежде всего в снабжении боеприпасами, подполковник  Данилов все же отдал приказ частям 117 сд отходить на Новозыбков. Это была его первая крупная ошибка, имевшая трагические последствия для судеб многих воинов дивизии.( прим. - Ларионов В.А.)

 

     Согласно приказу нового командира дивизии полки отходили на Новозыбков самостоятельно, придерживаясь общего направления отхода и промежуточных рубежей. Сам подполковник Данилов, штаб артиллерии и штабные подразделения дивизии двигались вместе с 707 гап.

     Вечером на рубеж обороны по реке Покоть начали отходить 820 и 275 сп. С отходом наших частей передовые подразделения 167 пд немцев начали переправляться на восточный берег р.Сож.

 

                   Боевое донесение №45 20.00 15.08.41 Штарм 21 лес 3 км сев. ВЕТКА.

   1. В связи с общей обстановкой на фронте армии и состоянием частей, прошу отвести армию за р.СОЖ.

   2. Докладываю: части армии разбросаны на широком фронте. 187, 117, 151, 167, 102 сд имеют очень малочисленный состав и не в состоянии вести наступательного боя. Противник на фронте армии подтягивает  до двух дивизий: одну из МОГИЛЁВА на ДОВСК, ГОМЕЛЬ; вторую ЧЕЧЕРСК, ДОВСК, ГОМЕЛЬ, которые к утру выйдут на фронт армии. Противопоставить этой группировке средств нет.

   3. Чтобы сохранить р.СОЖ, как оборонительный рубеж, прошу усилить армию хотя бы двумя ………стрелковыми дивизиями.

Командующий армии ген-майор Гордов     Член военного совета див.комиссар Колонин

                                          Зам.нач.штаба полковник Цумарев

 

Вспоминает бывший красноармеец-пулеметчик 2 взвода 6 роты 275 сп Мазуренко Федор Аксентьевич:

…Так три дня стояли на месте, а потом немец стал нас обходить, так мы по приказу командира стали отступать. Недалеко был лес небольшой, так мы туда в лес вошли, и нас оставили в засаде один пулемет. Мы вынуждены были бросить пулемет. Мы побили немецкую разведку 10 человек, и они нас засекли, и все на нас бросились вдогонку. Нам пришлось туго. Мы с товарищем, такая была в лесу поляна голая, леса там не было, там наша артиллерия била и помогла нам, а мы по-пластунски ползли более 2-х км, там, на поляне жито росло, его спалили, голая поляна, так мы там.

     Взяли, что удалось унести, и мы принесли командиру от пулемета затвор, что значит, мы пулемет испортили. Это все было в августе 1941г. 15-го.

   Нам помогла выбраться наша артиллерия….

 

Вспоминает бывший адъютант командира 275 сп мл.сержант Ражев Василий Андрианович:

…На другой день ночью командир полка приказал мне организовать НП полка в одной деревне, куда я пришел с радистами, телефонистами и на площади выбрал дом с подвалом. Когда мы стали только все налаживать, вдруг на площади появилась ракета. Я выбежал из подвала и увидел конную разведку немцев. Я взял единственный автомат Токарева, мы с солдатами легли за углы дома и приготовились. Когда немцы дали звездометом очень высоко ракету, то мы открыли огонь, убили несколько лошадей, солдат, а остальные угнали обратно. Мы забрали седла и раненых немцев….

 

     Немецкие войска, одновременно с переправой на восточный берег р.Сож и продвижением на юг вдоль реки, перешли в наступление вдоль шоссейной дороги Довск-Гомель, все больше охватывая фланги обороны группы полковника Герасимова.

 

          Оперативная сводка №20 к 22.00 15.08.41 Штаб Артиллерии ЦФ.

   Войска 21 А / кроме 63 ск/ под натиском 4 пд противника с танками продолжали отход на юг, ведя сдерживающие бои на всём фронте.

   Управление войсками со стороны Штарма 21 и штакора 67 потеряно.

   28 ск – положение уточняется.

   219 мсд с 12 мотоциклетным полком, 187, 117, 151 и 102 сд отошли на рубеж р.ЛИПА на участке: АНДРЕЕВСКИЕ, ЗАТИШЬЕ, КОШЕЛЕВ, БУДА-КОШЕЛЕВСКАЯ, имея перед собой части 17, 112, 131 и 31 пд противника.

   110 сп б-н с 160 сд ведут бои с частями 134 пд противника, занимающим НИКОЛАЕВ, СКЕПНЯ.

   63 ск на прежнем рубеже, имеет задачу удерживать его. 

 Группировка артиллерии 28 и 67 ск уточняется, послан делегат связи в штаб артиллерии ст.лейтенант Некрутенко.

 

     Командный пункт 63 корпуса Петровского с утра 15 августа был перенесен в Святое. Но в это время немецкие подвижные части отрезали штаб и некоторые части 63 корпуса (307-й стрелковый полк 61-й стрелковой дивизии и 1-й дивизион 318-го гаубичного артиллерийского полка большой мощности РВГК) от основных его сил, зайдя с тыла со стороны Неговка. Тогда генерал-лейтенант Петровский с группой офицеров штаба возглавил атаку подразделений, чтобы прорвать окружение. Стремительный удар заставил гитлеровцев отступить. Петровский повел части на юго-запад и в тот же день прибыл в расположение 154-й стрелковой дивизии и других войск корпуса.                                                                                                                                 

     Встреча состоялась в лесу восточнее ст. Хальч. Здесь шел напряженный бой с врагом, сжимавшим кольцо окружения. Ознакомившись с обстановкой, командир корпуса немедленно организовал разведку и приступил к подготовке прорыва блокирующих немецко-фашистских войск.

 

                           Боевое донесение КСК-63 Петровского Командарму-21.

     Противник, продвигаясь по шоссе на ГОМЕЛЬ, к 18.00 достиг реки ЧЕЧЕРА, а его передовые части ХОРОШЕЕВКА. У СТРЕШИН противник к 19.00 занимал: БОРОВУХА-СКЕПНЯ 1-я-ЗАВОД-ЛУШИЦА, достигая разведкой СОЛТАНОВКА. У ЖЛОБИНА 154 сд была прорвана и отведена на вост.берег ДНЕПРА.

   К 22.00 я отвёл 61 и 154 сд за р.ДНЕПР. Части 67 ск:

Часть 102 сд на фронте – КУРГАНЬЕ, СВЕРЖЕНЬ, медленно отходит на юго-запад.

   О других гостях сведений не имею. Поручил приказ от Командарма, по которому 67 ск должен отходить на рубеж АНТОНОВКА, РУДНЯ, ЛОЗОВ, СТОЛПНЯ.

   Держаться в этом районе двое суток я не смогу ввиду отсутствия продовольствия и боеприпасов. накануне, по приказу Командарма всё отправлено на ст. снабжения. Осталось 1,5 б/к.

Я РЕШИЛ: отходить сегодня в ночь на рубеж СТОЛПНЯ-ГОРОДЕЦ-ЖЛОБИН. Нанести удар противнику в направлении СТРЕШИН, отбрасывая его за р.ДНЕПР.Ббуду искать связь с 3 и 21 армиями. Мой КП с утра 15.08.41 – СВЯТОЕ.

61 сд займёт участок СТОЛПНЯ-ГОРОДЕЦ-ЧЁРНАЯ ВИРНЯ или резерв (полк) СВЯТОЕ.

154 сд тремя полками атакует на СТРЕШИН, одним- оборонять КУРГАНЬЕ-ВЕТКА.

102 сд должна отходить по приказу армии на участок ЛОЗОВ-СТОЛПНЯ.

                                             Командир 63 ск   Петровский.

 

     Вечером 15 августа наши части отошли на рубеж реки Липа. Была организована разведка перед фронтом обороны.

 

Из отчёта о действиях армий центрального фронта составил ст.пом.нач.опер.отдела ЦФ полковника АНГАРСКОГО от 01.09.1941 года:

…   К исходу 15.08.41 противник овладел: ПЫХАНЬ, ОСОБИН, ЛАПИЧИ /все пункты 15-20 км сев-зап ГОМЕЛЬ/. Особенно ожесточённые бои протекали в районе шоссе ДОВСК, ГОМЕЛДЬ , южнее МЕРКУЛОВИЧИ.

     В течение дня отмечалось интенсивное движение автомашин по шоссе МОГИЛЁВ, ДОВСК; ПРОПОЙСК, ДОВСК И ПРОПОЙСК, ЧЕЧЕРСК.

    Ввиду усилившейся бомбардировки ГОМЕЛЯ и района Штаба, командный пункт Комфронта был перенесён в район 5 км западнее ПЕСОЧНАЯ БУДА. Следует признать, что в связи с быстрым отходом 28 ск и потерей боеспособности частей 67 ск положение в ГОМЕЛЬСКОМ  районе стало весьма тяжёлым….


Если Вы располагаете какими-либо сведениями о 117 сд, фронтовыми письмами, воспоминаниями, свяжитесь с автором - kazkad@bk.ru. Спасибо!
Победа 1945  




Привычный праздничный салют -

Победу празднует столица.

Жаль - ветеранов узнают

По орденам, а не по лицам.

И боль войны, уже чужой,

Далёка внукам или близка?

Я - не погибший, не живой.

Пропавший без вести по спискам.

 

Мы, защищавшие страну,

Её Победы не узнали.

Мы только встретили войну

И в сорок первом задержали.

"С неустановленной судьбой" -

Пришло известие в конверте.

Я - не погибший, не живой,

Я - человек без даты смерти.

 

Парад, Победа, ордена

Достались нашим младшим братьям.

А нас проклятая война

Надолго спрятала в объятьях.

Фамилий скорбен длинный строй -

Судьбы бессмысленно-военной.

Я - не погибший, не живой.

Я - горсть земли и часть вселенной.

 

Тяжёл безвестности покой,

Не славы - памяти нам мало.

Мы не отмечены строкой

На тысячах мемориалов.

И если в мирной тишине

Услышишь голос мой уставший,

Прохожий, вспомни обо мне

И всех безвестных и пропавших..

 

Порой у Вечного Огня

Лежат цветы, как чья-то память.

Для неизвестного меня

Нельзя в помин свечи поставить.

Холодной утренней росой

Омыт окоп, приютом ставший.

Я - не погибший, не живой,

Один из... без вести пропавших.

                                      Yani,

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS