117 стрелковая дивизия

                           1-го формирования (Куйбышевская)
                                                   
                                                 
         

     Ночь на 5 августа была полна драматическими событиями в полосе обороны 117 сд и корпуса.

     Из расположения 3-й стрелковой роты 236 сп, занимавшей оборону в полосе 820 сп, из окопов исчезли три красноармейца (ЦАМО фонд 117 сд опись 1 дело 2 лист 27) . Аналогичный случай произошел в эту же ночь в 240 сп 117 сд. Там из расположения полка пропали командир отделения и два красноармейца саперной роты (ЦАМО фонд 21 ск опись 4896 дело 1 лист 85-86).

 

Вспоминает бывший красноармеец 4 роты 240 сп Вафин Анвар Зариппович:

…Помню, между нашей ротой и соседней армией был небольшой участок, не обеспеченный обороной. Туда на ночь выставлялось боевое охранение. Командир роты всегда требовал от нас самого внимательного наблюдения за этим участком... Помню так же, в одну из ночей здесь пропал один красноармеец нашей роты - увели его разведчики врага….

 

     В эту ночь разведгруппе воентехника 2 ранга Бурховецкого, наконец, удалось незамеченной проникнуть в Б.Зимницу. Село усиленно охранялось. На всех дорогах и улицах села круглосуточно дежурили парные патрули. Однако, в ночь на 5 августа немцы были вынуждены часть сил перебросить из Б.Зимницы и несколько ослабили контроль.    

     Проникнуть в село удалось со стороны М.Зимницы. Необходимо было разведать группировку противника в самом селе, захватить пленных и выйти из Б.Зимницы до рассвета. Разделились на три группы для действий одновременно на северной, западной и центральной части села. Сначала все шло хорошо. Удалось незамеченными проникнуть в центральную часть и на западную окраину, разведать противника и даже без шума на обратном пути к месту сбора групп захватить двух пленных из состава патрулей.

     Однако немцы обнаружили группу разведчиков, действовавших в северной части Б.Зимницы, и ей пришлось отходить с боем. Немцы подняли тревогу и начали поджигать дома по пути отхода наших разведчиков (ЦАМО фонд 117 сд опись 1 дело 2 лист 26-29) , одновременно блокировали выходы из Б.Зимницы. Особенно усиленно охранялась дорога между Малой и Большой Зимницами.  

     Начинался рассвет. Нужно было уходить из села, но разведчики уже были окружены, пришлось принимать неравный бой. После гибели этой группы разведчиков паника у немцев немного улеглась.

     Наступил день 5 августа, Бурховецкий с остальными разведчиками решили ждать до темноты.

     Лейтенант Наумов всего несколько дней, как стал комбатом-2. Был он небольшого роста, чернявый, быстрый и ловкий в движениях, вид имел далеко не военный, походил скорее на старого русского интеллигента из чеховских рассказов и вдобавок обладал самым крупным недостатком для действия в бою - был очкарик. Однако, проявил себя грамотным и энергичным командиром. Несмотря на то, что в ротах новое пополнение составило по 45 человек, сумел организовать взаимодействие и управление в бою при сильном противодействии и превосходстве в огневых средствах противника (ЦАМО фонд 21 ск опись 4896 дело 1 лист 85-86).

     Немцы отступали, несмотря на численное и огневое превосходство, сдавались в плен. В числе пленных, взятых в этот день, был даже говорящий по-русски немецкий офицер (ЦАМО фонд 117 сд опись 1 дело 2 лист 22) . Да, фашисты начинали понимать, что война перестала быть для них увеселительной прогулкой, а превратилась в смертельную схватку и хотели выжить.

     В 1.45  5 августа лейтенант Наумов ввел в бой второй эшелон -  5-ю роту. В Смолигово было много пулеметных гнезд и минометных батарей, район был сильно укреплен, роты продвигались ползком по скату вверх. Сильным огнем противника батальон был остановлен. Бойцы окопались, пополнили боезапас (ЦАМО фонд 117 сд опись 1 дело 2 лист 35) .

     В 4.30 роты снова (в четвертый раз) пошли в атаку с криком "Ура! ", но были остановлены сильным огнем. Погибли командир 6-й роты лейтенант Мишин и командир минометной батареи полка старший лейтенант (из Бузулука), был ранен командир 5 роты лейтенант Петраков Яков Николаевич, командир взвода 275 сп (пропал без вести в августе 1941г). Из 29 человек командного и начальствующего состава в строю осталось 14 человек (ЦАМО фонд 21 ск опись 4896 дело 1  лист 85-86).

 

Из политдонесения 117 сд от 6.8.41г. п/п Кривошапко:

     Потери среднего командного и нач.состава 15 человек,из них 2 политрука, убит командир 6 роты лейтенант Мишин, ранен командир 5 роты лейтенант Петраков. Всего в батальоне из 29 человек. командного и нач.состава осталось в строю 14 человек. Потери убито 26, ранено 122, пропало без вести - 65 человек.   В ночь с 4.8 на 5.8 из расположения 240 сп пропали один командир отделения и два красноармейца саперной роты.

 

По данным сайта ОБД: лейтенант Петраков Яков Николаевич, 1917г, Саратовская обл, командир взвода 275 сп 117 сд, пропал без вести в августе 1941г. Жена – Петракова Тамара Семеновна, г.Бузулук, ул.Комсомольская, д.51.

 

     После боя в 275 сп остались 3 члена бюро ВЛКСМ. В бою отличились многие бойцы и командиры, среду них лейтенант Чернышов Илья, зам.политрука Чернышов А., сержант Фазлиахметов, красноармеец Зайдулаев и другие (ЦАМО фонд 21 ск опись 4896 дело 1 лист 105-109). Батальон закрепился на достигнутом рубеже!

     В 5 часов в Смолигово из Роги прибыла еще одна рота пехоты противника.

     В 5.00 обнаружился подход противника до роты с направления Роги, одновременно группами до взвода стал обтекать фланги батальона.

     Отдельные группы солдат противника начали обтекать фланги батальона. Всего перед фронтом батальона теперь находилось 1,5 батальона пехоты противника с 20-25 пулеметами, 2 минометные батареи, 2 артиллерийские батареи, из них одна тяжелая, и 50 всадников противника (ЦАМО фонд 117 сд опись 1 дело 2 лист 35-38) !

 

Оперативная сводка №74 к 05.00 5.08.1941г Штарм-21 3км юго-западнее Чечерск.

 

     В 7.30 батальон получил приказ на отход. Отход прикрывал 105 орб.

     В 8.20 2-й батальон 275 сп отошел на исходные позиции, вынеся всех раненых и убитых. Затем начал отходить 105 орб (ЦАМО фонд 117 сд опись 1 дело 2 лист 35-37).

 

                             Р/сводка № 23 штаб 275 сп к 18.00 5.8.41г.

     Батальон к 8.00 5.8.41г. отошел на прежний рубеж. Потери: убито 26 человек, ранено 117 человек, пропали без вести 2 человека.

     В 9.00 установлено, что Б.Зимница горит в 3-х местах.

                                     Н.Хамидулин,   Я.Цибульников.

 

     Немцы вели интенсивный минометный огонь по отходившим цепям. При отходе 105 орб были ранены комиссар батальона политрук Замаев Петр Павлович и врач 105 орб военврач 3 ранга Блинов Михаил Иванович (Архив ВМД фонд 473 ппг книга раненых за 5.08.41г).

     В результате боя 2-й батальон 275 сп, несмотря на явное превосходство противника в ударной и огневой (пулеметах) силе, свою задачу, в первой её части, выполнил. Обнаружили систему огня, группировку сил и средств, фланги противника, отсутствие частей у немцев во втором эшелоне, и показали полную боеспособность, упорство и настойчивость, несмотря на то, что наступать пришлось буквой "П" (ЦАМО фонд 117 сд опись 1 дело 2 лист 31) . Потери батальона составили по уточнённым данным: 24 человека убитыми, 115 человек раненными, 20 человек пропали без вести, из них 3 человека были захвачены в плен (ЦАМО фонд 21 ск опись 4896 дело 1 лист 94-97) .

     2-й батальон был отведен во вторую линию обороны 275 сп для отдыха и доукомплектования.

 

Из донесения:

     ВЫВОД: батальон, несмотря на явное превосходство пр-ка в ударной и огневой (пулеметах) силе, свою задачу в первой части выполнил, обнаружив систему огня, группировку сил и средств и фланги пр-ка, показав полную боеспособность, упорст­во и настойчивость, несмотря на то, что наступать пришлось бук­вой "П". К-р б-на, молодой упорный, настойчивый, заслуживающий награды командир, с богатой волей и упорством.      

     Вторая часть задачи - взятие контрольных пленных - не выполнена б-ном. Перед фронтом дивизии в направлении на СМОЛИГОВО явно вырисовывается следующая группировка:

а) р-н СМОЛИГОВО усиленная пех.рота с батарей минометов,8 ст.пул., куда в последствии была подброшена на машинах еще 1 рота из ПОЛЕНОВО,

б) р-н сев. окраина и выс. с.в. М.ЗИМНИЦА - одна пех.рота с 8-10 ст.пул.

в) Р-н ПОЛЕНОВО предположительно полковой резерв,

г) Выс. сев.вост. БЫШКОВКА - одна пех.рота и 50 спешенных всадников. Всего пр-ка перед фронтом наступления б-на около 1,5 б-на пехоты,50 всадников, с 20-25 пулеметами, двумя мин.батареями, двумя арт.батареями (одна тяжелая).

                                         НО-2 Штадив-117 майор Максаков

 

                Политдонесение 117 сд о боевой готовности частей 117 сд от 5.8.41г:

     Противник продолжает периодически обстреливать позиции дивизии из орудий и минометов, в 240 сп легко ранен один красноармеец. В результате боя 2-го батальона 275 сп из 394 человек  по предварительным данным убито 24, ранено 118, пропало без вести 57. В строю осталось 2 средних командира. Батальон отошел на исходные позиции, вынесены все раненные и убитые. Перед боем в батальоне работало 2 инструктора политотдела и комиссар дивизии. С 12.00 все батареи (4.8.41г.) вели огонь по противнику. За июль принято в ВЛКСМ  79 человек, в ВКП(б) - 31 человек, 8 в кандида­ты и 23 человека в члены.   

                                                                 Кривошапко

 

Вспоминает бывший красноармеец 1 отделения 2 взвода 6 роты 275 сп Мазуренко Федор Аксентьевич:

…Вот мы прогнали немца 2 или 3 км на запад, сами вкопались в землю и были до утра. Был населенный пункт….

…это уже после этих боев (4-5.8), когда мы по приказу командования отступили на восток. Там было все, была и вторая линия. Отдыхали так же, как и в первой: один солдат спит, а другой смотрит в оба, там и сон такой: час или два заснул и все, товарищ спит и винтовка в руках, и патроны в кармане, и за поясом в коробке, и лопатка в головах, вот такой сон был.

   Во второй линии было немного лучше: тут мы и письма писали домой и получали деньги фронтовые 33 рубля каждый, а купить на них нечего и негде, все побито, все сгорело. Письма писали на книжках поперек….

…Старшина роты Лазаев. Пачки денег в вещмешке, мешок был привязан к ноге. Подлезет в окоп и дает в руки. А мы у него спрашиваем: «Что на них и где в окопе можно купить?!" А он говорит: "Бери, копи, пойдешь на отдых и купишь!" А мы, сколько были в окопах, ни разу не  ходили на отдых, потому что, пока обстановка была все время тяжелая, напряженная….

…Шанский был командиром роты в первых числах августа. Пополнение у нас было часто, Шанский был очень мало с около 5 дней, его ранило в голову, и отправили в госпиталь, и стал новый командир роты, фамилия Ватулин, тоже мало побыл.

 

     С утра 5 августа 820 сп с 1 стрелковой ротой 236 сп и 3-й стрелковой ротой 292 сп при поддержке 2-го дивизиона 419 гап и 1-го дивизиона 387 гап снова начал наступление на Прудок и высоту западнее Прудок. Перед фронтом наступления противник имел до двух батальонов пехоты с 12-16 станковыми пулеметами, поддерживаемых восемью гаубицами и 12 минометами, находящимися на южной опушке рощи западнее Прудок.  

     Штаб 55 пп 17 пд немцев находился в Роги. Артиллерийским, минометным и пулеметным огнем противника наступление 820 сп было задержано на рубеже высоты 156,6, где полк занял оборону и приступил к окапыванию, получив подкрепление 7-ю роту 236 сп. В этом бою 820 сп потерял 6 человек убитыми и 74 человека раненными (ЦАМО фонд 187 сд опись 10274 дело 1 лист 97). Противник юго-западнее Прудок на высоте 160.2 начал усиленные окопные работы, укрепляя свою оборону (ЦАМО фонд 117 сд опись 1 дело 2 лист 27).

     Наступательные бои 4 и 5 августа вынудили немцев снимать силы для отражения наступлений наших войск с некоторых участков своей обороны. Это позволило выйти из окружения нескольким группам бойцов и командиров, среди них были и воины 117 сд, попавшие в окружение в период боев 26-27 июля 1941г.

 

Вспоминает бывший командир пулеметной роты 3 батальона 275 сп мл.лейтенант Леженин Федор Иванович:

…Когда я вышел из окружения в районе Прудок, в штабе дивизии я прошел проверку. В штабе полка переоделся, и меня отвели на передовую в штаб 3 батальона. Повстречался с комбатом капитаном Штриголем. Он дал мне 3-ю пулеметную роту. Рота повзводно придавалась стрелковым ротам…

 

             Боевое донесение №5 к 12.00 05.08.41 Штакор 20 лес 2 км южн. Ст.Быч.

ВЫВОД:

 1. Перед фронтом действий батальона  187 сд обороняется батальон, усиленный           

            двумя-тремя батареями артиллерии и миномётами.

 2.Перед фронтом 117 сд в направлении Смолигово определяется группировка:

     А) район Смолигово пехотная рота с батареей миномётов, 8 ст.пулемётов, куда подброшена на машинах из Поленово ещё одна рота.

     Б) на сев.окраине М.Зимница и высотах северо-восточнее одна пехотная рота и 8-10 ст.пулемётов.

     В) в районе Поленово предположительно полковой резерв.

     Г) на высотах с.-в. Бышковка пехотная рота и до 50 спешенных всадников.

Всего перед фронтом действия батальона выявлено до 1,5 батальонов пехоты с двумя миномётными батареями, 20-25 пулемётами и до двух батарей артиллерии (одна тяжёлая батарея)

Командир 20 ск генерал-майор Петров  Комиссар 20 ск бриг.комиссар Емельянов

                                           Начальник штаба полковник Чехарин    

 

     Во исполнение Директивы Начальника Артиллерии Западного фронта № 1016/ск и Приказания начальника артиллерии 21 ск № 12 "Об установлении персональной ответственности при отражении танковых атак противника", начальник артиллерии 117 сд подполковник Данилов Н.С. издал Приказ №11.

 

                                                               ПРИКА3 №11.

           Штаб Начальника артиллерии  117 сд, Ректа, 5.8.41г., 13.00, карта 1:100000

     Во исполнение директивы Начарта Западного фронта за № 1016/СК и приказания начальника артиллерии 21 корпуса за № 12 персонально ответственными за действия артиллерии по отражению танковых атак противника назначаются:

     На участке 707 гап (справа: Ректа, исключая Бышковка, слева: юго-западная окрестность Ректа - Малая Зимница) - командир 707 гап майор Спирин;

     На участке 322 ап (справа: исключая, юго-западная окраина Ректы - Малая Зимница,   слева: разрушенный мост, 500 м юго-западнее Ректы - дорога Драгунское-Ректа) - командир 322 ап капитан Хмелевский Антон Герасимович;

     На участке 275 сп - врид нач. арт, сп мл. лейтенант Шишканов Матвей Терентьевич;

     На участке 240 сп - врид нач. арт. сп мл. лейтенант Андреев;

     На участке 820 сп  нач. арт. ст.лейтенант Новик.

Ответственность - За организацию отражения танковой атаки на участке:

Ректа (исключая) - Драгунское.

     Всем, назначенными ответственными за организацию отражения танковой атаки противника, лично проверить расположение всех противотанковых средств, секторы обстрела, обеспеченность боеприпасами, подготовленность личного состава и результаты доложить мне письменно к 18.00 6.8.41г.

                                Начальник артиллерии 117 сд подполковник  Данилов

                               Начальник штаба артиллерии дивизии майор    Соколов

 

     Участок обороны дивизии, кроме того был разделен на два сектора по числу артиллерийских полков, командиры которых персонально отвечали за оборону в соответствующем секторе. Ничего не говорилось в приказе об использовании возведенных противотанковых рубежей, о взаимодействии со стрелковыми подразделениями при отражении танковой атаки, о танкоопасных направлениях. Не было в нем ничего об обеспечении противотанковой обороны на флангах дивизии и взаимодействии с соседями, а ведь именно отсутствие взаимодействия артиллерии  с пехотой на флангах дало немцам возможность окружить 117 сд, и привело к большим потерям в арт.частях 26 июля 1941г.

     Вместо действенной организации противотанковой обороны подполковник Данилов находился на КП 707 гап, потребовал в этом приказе "…всем назначенным ответственными за организацию отражения танковой атаки противника лично проверить расположение всех противотанковых средств, секторы обстрела, обеспеченность боеприпасами, подготовленность личного состава и результаты доложить мне письменно к 18.00  6.8. 41г.".

 

                   Доклад 05.08.1941 13.00  Ефремова для Военного Совета  ЦФ.

     Военному Совету Центрального фронта.

1) В течение с 30.07.1941 по 04.08.1941 на фронте армии проводилась усиленная разведка отрядами силою от 10 до 60 человек в отряде. Во исполнение приказа генерал-полковника КУЗНЕЦОВА 04 августа и в ночь с 4 на 5 августа велась усиленная разведка стрелковыми батальонами от каждой дивизии при поддержке от одного до двух дивизионов артиллерии.

2) Ни на одном из участков фронта разведывательные отряды не могли проникнуть  на глубину более 2 км, только отдельные разведывательные партии на отдельных участках смогли просочиться глубже, но существенных результатов не дали. Разведывательные батальоны на всех участках встречались организованным огнём противника, а в районе ПРУДОК и СМОЛИГОВО переход в контрнаступление противника силою до двух батальонов при поддержке артиллерийско-миномётного и пулемётного огня.

3) Установлено наличие прежних частей 13, 258, 112, 31, 52, 255 и 267 пехотных дивизий. Особой активности на фронте противник не проявляет. Ведёт активную разведку и оказывает сопротивление главным образом огневыми средствами и наблюдением.

4) Подтверждается пленными, боем и наблюдением наличие окопов полного профиля, местами дзоты, минированные поля и проволочное заграждение.

ВЫВОД: Противник на фронте 200 км имеет 7-8 ПД, до одной КД, которыми прочно прикрывает свои коммуникации. Попытки противника переправиться в районе ЧЕРИКОВ отражены с потерями для него. Перегруппировок на фронте противника и перемещение боевых порядков не отмечалось. Разведывательные органы в течение с 4 на 5 августа понесли значительные потери, которые уточняются.

      Командарм генерал-лейтенант Ефремов    Член Военного Совета Колонин

                                          Начальник штаба 21 армии Гордов

 

     Противник в течение дня периодически обстреливал позиции дивизии из орудий и минометов.

 

    Оперативная сводка №29 к 15.00 5.8.41 Штадив-117 юго-западная окраина Ректа.

1.117 сд - продолжает оборонять рубеж в прежних границах. Пр-к в течении ночи оказывал упорное сопротивление наступающим подразделениям 820 сп с р-на ПРУДОК и 2/275 сп с р-на СМОЛИГОВО. Обстреливал минометным огнем участки обороны 275 и 240сп.

2. 820 сп - с 15.00 4.8.41 - наступал с задачей захватить ПРУДОК, в  последующем сев.окраина РОГИ. Артиллерийским, пулеметным и минометным огнем продвижение полка было остановлено на ру­беже: 0.5 км вост. ПРУДОК - правый край надписи ВЕЛИКИЙ ЛОГ, з.окраина СОСНОВЦЫ, выс 156,6. С 24.00 полк занял оборону участка: 300 м ю.з. буквы «В» надписи ВОБЧАНЫ, ВЕЛИКИ ЛОГ, СОСНОВЦЫ, выс. 156,6. по решению к-ра 187 сд.

     ПОТЕРИ: нач.состава - ранено- 7 человек, кр-цев - 41 человек. Убитых: 6 человек, сведения уточняются.

     275 сп - в течении ночи 1 и 3 б-нами удерживал участок обороны полка. 2/275 сп продолжал наступать на СМОЛИГОВО и неоднократно пытался атаковать и овладеть рубежом СМОЛИГОВО.

     В результате упорного сопротивления пр-ка и понесенных потерь 2/275 сп под прикрытием тумана по решению КСК-21 отошел и занял свой р-н обороны.

     ПОТЕРИ: ранено-118 человек, убито - 44 человека, без вести пропавших - 57 человек, из них нач.состава ранено - 10 ч., убито - 2 человека. Итого потерь за б-н - 219 человек. Сведения о потерях уточняются.

     240 сп в течении ночи обстреливался редким минометным огнём. Потерь нет. За ночь сделана 1 ловушка в 3 б-не, дополнительно 5 ловушек - уширено, установлено - 24 мины.

                                    Начальник штаба 117 сд полковник Герасимов

                              Комиссар штаба 117 сд батальонный комиссар Зорин

                                Начальник 1 отделения 117 сд капитан Обушенко

 

42 сд отправила 420 человек в район Краснополья.

 

     Оперативная сводка № 45 к 15.00 5.8.41г. штадив 187, роща восточнее 2 км Ректа.

1. По данным разведки 820 сп противник силою до двух батальонов занимает оборону перед фронтом полка, сосредоточив до 8 штук гаубиц в отметке 0.4, до 12 минометов на южной опушке рощи, что западнее 1 км Прудок, и на всем фронте 12-16 станковых пулеметов. Штаб полка в Роги.

3. 820 сп с 1 стрелковой ротой 236 сп, 3 стрелковой ротой 292сп, 2/419 гап и 1/387 гап наступал с задачей захватить Прудок и безымянную высоту западнее Прудок, но артиллеоийским, минометным и пулеметным огнем противника продвижение было задержано на рубеже справа 1/2 км восточнее Прудок,западная окраина Сосновицы, слева высота 156.6, где занял оборону и приступил к окапыванию, получив подкрепление 7-ю роту 236 сп. Потери: убито б, ранено 74 человека.

 

                Оперативная сводка №23 к 15.00 5.08.1941г Штакор-20 2км южнее Ст.Быч.  

 

     В 15.10 было произведено 18 выстрелов снарядами 150 мм из района Поленово по северной окраине Драгунска и восточнее по позициям 240 сп (ЦАМО фонд 117 сд опись 1 дело 2 лист 17)) . Часть снарядов оказалась начиненной листовками (ЦАМО фонд 21 ск опись 4896 дело 1 лист 85-86) .

     В 15.15 5.8.41г. установлена выгрузка пехоты с трех а/машин на северо-восточную окраину Смолигово. Машины проследовали из леса д.Поленово и возвратились обратно. Впереди проскакал дозор из 3-х конников.

     10 самолетов - разведчиков и 2 бомбардировщика летали над позициями дивизии (ЦАМО фонд 21 ск опись 698468 дело 2 лист 45) .

     В 17 часов немцы погнали на минное поле табун колхозных лошадей, все лошади подорвались на минах (ЦАМО фонд 21 ск опись 4896 дело 1 лист 85-86) .

 

Из разведсводки 20ск от 6.8.41г:

     В районе Куликовка немецкий штаб, в Жедезинской расположено санитарное учереждение, в Юношево прибыло 2 арт.полка, в Роги отмечается вкопление пехоты и кавалерии.

 

                                      Доклад командующему 21А о состоянии 20 ск.

     1.Произведённой 04.08.41 силовой разведкой глубины обороны противника установлена организованная система обороны с активным маневром резервами. Произведённая разведка, видимо, обеспокоила противника, заставив его насторожиться. В течение сегодняшнего дня огневые средства противника действуют более активно (миномётный и пулемётный огонь). С 09.00 до 14.00 05.08.41 развед/авиация противника производила разведывательные полёты над расположением частей корпуса.

     2.20 ск занимает фронт обороны двумя дивизиями ( 187 и 117) 11 км. Дивизии предыдущими боями весьма ослаблены, особенно мало автоматического стрелкового оружия и бойцов пехоты.

     117 сд всего имеет по списку 6617 человек, причём большая часть людей приходится на артиллерийские части и тыловые подразделения. Полки же стрелковые 240-й и 275-й имеют  по два батальона численностью по 300-350 человек и 820 сп один батальон численностью 200 человек. По одному батальону 240 и 820 сп находятся до сего времени в распоряжении командира 63 ск, в полки не возвращались. Станковых пулемётов – 36, ручных – 55, ППД – 15, орудий 122 мм – 11, 76 мм – 26 орудий, 45 мм – 10, 152 мм – 4, миномётов 120 мм – 8, 82 мм – 6, 50 мм – 7.

     187 сд всего людей – 8412 человек. Материальной части дивизия имеет: станковых пулемётов – 20, ручных – 73, пушек 76 мм – 12, пушек 45 мм – 6, 152 мм – 8, 122 мм – 21, миномётов 82 мм – 7, 50 мм – 12. Прибывающий в моё распоряжение 696 птап РГКА имеет всего 10 орудий.

     387 гап имеет 40 орудий и 420 кап – 36 орудий. 42 сд, находящаяся в резерве, из состава корпуса уходит.

     Таким образом, корпус имеет на километр обороны 16 орудий при слабой насыщенности пехотой и пулемётами. Обеспеченность снарядами недостаточная, особенно 76 мм (0,7 б/к, 120 мм мин 0,25 б/к).

     3.Прошу вашего распоряжения о быстрейшем возвращении двух батальонов 117 сд из 63 ск, пополнения снарядами, особенно 76-мм и пополнения личным составом.

        Командир 20 ск генерал-майор Петров            Комиссар 20 ск бриг.комиссар Емельянов

                                        Начальник штаба 20 ск полковник Чехарин.

 

     В 18 часов облет позиций дивизии совершили 10 бомбардировщиков и 6 истребителей противника.

     В 19 часов позиции 240 сп были обстреляны немецкой артиллерией из-за гребня высоты 166.9.

 

       Оперативная сводка №75 к 19.00 5.08.1941г Штарм-21 3км юго-западнее Чечерск.

 

     В 20.30 противник начал обстреливать Ректу крупнокалиберными снарядами из Смолигово, произвел 12 выстрелов по церкви, 2 снаряда не разорвались (ЦАМО фонд 117 сд опись 1 дело 2 лист 13).

 

                                    Донесение №1453 начштакор -20 начштарму 21.

   Доношу, в частях корпуса по состоянию на 05.08.41г имеется невооружённых людей 1688 человек.

                                          Начальник штаба 20 ск полковник Чехарин

 

Сводка по тылу. Штаб Центрального фронта 05.08.41:     

 21 Армия – поступило больных и раненых 446.

 

     Наступательные бои 4 и 5 августа вынудили немцев снимать силы для отражения наступления наших войск с некоторых участков обороны, что свидетельствовало об отсутствии у противника оперативных резервов перед фронтом обороны 117 сд. Боевые действия наших батальонов дали возможность выйти из окружения нескольким группам бойцов и командиров, попавших в окружение ещё в период боёв 26-27 июля 1941 года.   

 

Вспоминает бывший  командир  9 роты 3 батальона 275 сп мл.лейтенант Леженин Федор Иванович:       

...Я остался один с ротой и было много бойцов с других подразделений. Никакой связи не было, сообщений от командира батальона тоже не поступало. Я не знал, что делать, уже был вечер.

     Много людей собралось. Смотрю, большая группа и вдруг взрыв. Подбежал, а там у одного бойца зашипела граната, он её бросил. Было ранено 8 человек: шестеро легко, а двое тяжело. Мы погрузили их на подводу из-под катушек связи и отправили. Стало совсем темно. Я построил всех людей и повел туда, откуда начали наступать. В том направлении был слышен шум машин и тракторов. Дивизия выходила из окружения в направлении Большая Зимница. Когда мы шли по деревне, меня окликнул Штриголь: "Это ты, Леженин?" Я ответил, и  он дал мне задание:"Бери свою роту, вот тебе провод телефонный, вот пароль, иди на охрану штаба дивизии!"

      Я посчитал, дело важное, серьезное, и с проводом в руках пошли. Шли мы не долго. Вдруг нас окликнули. Я сказал пароль, нас пропустили. Там была 1-я рота Царькова, мы заняли оборону. Я спросил: "Что охраняем?" Он ответил: "Не знаю". Подошли Гольцов и Нижегородов. Мы стали кушать: у них были сухари, а у нас сало. Мы сидели и разговаривали всю ночь. Стало светать. Я стал наблюдать в сторону открытого поля. Оборону мы занимали на опушке соснового леса. Я был в окопе и обнаружил на поле немцев. Царьков попросил у меня бинокль, я ему дал. Он подтвердил: "Да, немцы!" С нами был еще мл.лейтенант - танкист, он стоял справа от меня, тоже попросил бинокль. Я ему дал. Только он приложил бинокль к глазам, тут же был сражен снайпером. Пуля попала в левую щеку и вышла в затылок, он даже не зашевелился. Он был в синем комбинезоне. Я вытащил у него документы и захоронил его в своем окопе.

      Я высунулся немного вперед и взглянул направо. По опушке леса шла колонна немцев, мы их не видели, и они нас не выдели. Я сразу скомандовал "Огонь!", и завязался бои. У нас было четыре "максимки". Затем, ведя огонь, мы немного отошли в лес. Потом пошли дальше в лес и обнаружили склады боеприпасов: снаряды, мины, картузы от снарядов. Тут мы поняли, что мы охраняли. Пошли дальше, а там столько было народу, даже отлегло от души. С таким народом можно прорвать любое немецкое кольцо. Там было много комсостава и даже один полковник. Было четыре кавалериста, зенитная установка М-4, пушка 45 мм. Собрались мы в кучу вокруг полковника, ждали, что он скажет. Я думал, он скажет, давайте выходить с боем. А он сказал: "Мы окружены, давайте выходить, кто как сможет, малыми группами."

     Я решил делать разведку, искать слабое место и ночью выходить. Мои бойцы держались со мной. Нас набралось много. Ко мне присоединился Михаил Гольцов. Мы пошли с ним на одну горку, откуда было видно немцев. Впереди недалеко от нас стоял их пулемет, около него топтались немцы в трусах и в майках, а правее в лощине стоял второй пулемет. Нам хорошо было видно, как полковник с большой группой шел на пулемет. Затем они легли и стали ползти. Мы махали, кричали, побежали предупредить, но пулемет открыл огонь. Они встали, и немцы стали их пленить. Мы с Михаилом резко повернули вправо в лес. Бойцы увидели, что мы бежим от немцев, побежали за нами. Нас оказалась большая группа. Мы из леса отползли метров 300 в ржаное поле и до ночи лежали рядом.

     Недалеко, в километре от нас была деревня, откуда Штриголь меня послал. Мы долежали до темноты, затем разделились на две группы. Вечером в деревне был шум: крики немцев, детей, женщин, визг свиней, кудахтанье кур. Одну из наших групп возглавил мл. лейтенант командир взвода из нашего батальона, вторую группу возглавил я, Наметили маршруты выхода: он пошел правее деревни, а я с группой пошел левее деревни. Первая группа, как потом выяснилось, через час вышла к своим, а я со своей группой далеко зашел в тыл к немцам. Мы плохо ориентировались, а фронт проходил извилисто.

     Мы шли, натыкаясь на убитых немцев и на убитых наших. Вдруг наткнулись на дорогу, решили по ней идти. Она шла в сторону наших позиций. Я шел впереди, остальные за мной гуськом. Нас было около 20 человек. Вдруг я увидел впереди на горке силуэт человека. Мы остановились, группа верну­лась назад, т.к. я махнул рукой. Я продолжал наблюдать за силуэтом в бинокль. У меня в руках был пистолет и бинокль и две гранаты в сумке.

     Вдруг слышу два взрыва гранат, я побежал на взрывы. По дороге навстречу мне бежит человек. Я не успел его окликнуть, как он заорал по-немецки, думал, что я немец.  Мне ничего не оставалось делать, как в упор его застрелить.

     Я быстро побежал догонять группу, догнал группу, там был Михаил Гольцов. Они мне рассказали, что когда они вернулись обратно, справа от дороги был куст, а в кусту сидели немцы, 3-4,сколько неизвестно, они их забросали гранатами, вот оттуда-то и бежал немец, оставшийся в живых. Затем немцы открыли огонь трассирующими, посыпались ракеты, но мы были уже далеко от них. Я понял, что мы наткнулись на секрет. Они нас пропустили, дали знать боевому охранению, те должны были встретить нас огнем. Там, где был силуэт, это было боевое охранение немцев. Огонь они не управились открыть, быстро произошло.

     Курс движения мы не изменили, только пошли левее. Шли, шли, дошли до сплошного леса, уже рассветало. Затем было видно, взошли солнце, люди стали теряться. Я уже ничего не мог сделать, они жаловались: устали, натерли ноги и т.п. Солнце поднялось уже высоко, как вдруг справа закричал петух, признак, близко деревня. Мы повернули строек го вправо. Нас было восемь человек.

     Вышли на окраину леса, деревни не было видно, стоял сараи. Потом мы увидели с горы, женщина ведет корову к лесу, пасти, а мальчик подгоняет. Дошли они до леса, стали пасти на веревке корову. Михаил Гольцов снял форму, я его послал узнать, что за деревня и есть ли там немцы. Он пошел, оставив винтовку. Вернулся, доложил, что немцев полно, покушать она не может дать ничего. Пошли мы скрытно с Гольцовым в деревню. В конце одного огорода была канава и большой куст черемухи. Мы и направились в него спрятаться.

     Когда подползли, там был труп убитого немца, он так вонял, невозможно было терпеть. Мы изменили местонахождение. В открытой канаве было очень жарко. Нас было трое, остальные остались в лесу. Сидим в канаве, из леса мимо нас идет группа девушек. Я остановил их. Впереди шла черненькая симпатичная дивчина, по-видимому, старшая из этой группы. Я отдал ей ручные часы "Фрунзе" и попросил что-нибудь принести покушать, но никто ничего не принес.

     Мы сидели вдвоем, а третий, нерусский: узбек или киргиз, сидел недалеко от нас. Потом, мы с Гольцовым договорились: он снял пилотку, ремень, незаметно, что военный, оставил винтовку и пошел по огороду в дом. Я долго его ждал, потом смотрю, он идет, переодетый в гражданскую одежду. Я стал его ругать. Затем он меня успокоил, и мы пошли вместе. Взяли винтовку. У меня был пистолет ТТ, бинокль, сумка с документами, полотно клетчатое белое с черным для обозначения расположения переднего края наших войск для авиации и много патронов к ТТ.

      Зашли мы в дом, там был один старик. Он увидел, что я командир. Покушать у него ничего не было. Налил нам какой-то суп из травы, мы немного покушали. Он был не в духе. Старик увидел у меня форму, хорошие сапоги, предложил мне переодеться под заключенного из Пропойской тюрьмы, рассказал обстановку, о немцах и т.д. Мне так не хотелось этого делать, но деться было некуда, я согласился.

     Он дал мне старое, все было самотканое, даже ботинки (туфли) были брезентовые стоптанные. Фуражка (картуз) была времен Петра Первого. Одел я все и сам себе не поверил, что это я. Мы отдали старику винтовку и две гранаты. Одну гранату Мишка привязал себе где-то у ноги. Старику хотелось, чтобы я оставил пистолет, о нем я ему сказал. Себе я оставил немного патрон, одну обойму. Он сказал:"А как это вы идете из заключения и с пистолетом"? Я ответил: "Но мы ведь будем вне подозрения".

     Пистолет я прибинтовал к правой ноге выше колена, а комсомольский билет к левой ноге ниже колена. Были у меня и другие документы. Сумку и бинокль я оставил старику, а компас, что я снял под Рогачевом с убитого немца, тоже привязал к левой руке выше локтя. Но вот собрались и пошли.

      Вышли на улицу, немцев не видно Немного прошли по улице, я вспомнил, все переодел, а нижнее белье со штампом Красной Армии нет. Зашли в дом, женщина наших лет. Я ей предложи жил заменить, она с удовольствием согласилась, мы переоделись и пошли. Свернули в переулок, пошли по дороге.

     Дорога шла немного в гору. Михаил шел впереди, метров на 100-150. С правой стороны дороги лежали штабеля снарядов, идти было опасно, где-то должны были близко быть немцы. Михаил мне показал, что есть поворот влево на проселочную дорогу. Я ему махнул, он свернул и мы пошли.

     Немного прошли, наткнулись на немецкий медсанбат, там ходили медсестры в форме монашинек. Никто нас не задержал. Прошли немного, была видна деревня. Местность была открытая. Я оглянулся, за нами идет третий нерусский. Подошли к деревне, зашли в крайнюю избушку. Она была маленькая, неуютная, никого там не было. Одно окно было направлено вдоль улицы, из него была видна деревня. В избе была солома, валялись пачки из-под сигарет. Все говорило, что здесь немцы.

     Я потом сориентировался, мы шли на эту деревеньку, когда бросили гранаты, и я выстрелил в немца.

     Сидим в избе. Я гляжу, старик гонит телка, наверное, в этот дом. Мы сидим втроем на скамейке. Старик входит в избу, перепугался. Я его предупредил:"Папаша, не бойся, свои". Попросили у него покушать, он отказал. Я сначала спросил, есть ли тут немцы, он ответил, немцев тут много. Я спросил: "А что они делают?" Он ответил: "Ремонтируют танки." Я спросил: "А где наши?" Он ответил: "Не знаю", и сказал: "Есть бульба в подполе, если хотите, доставайте".

      Я залез в подполье, отвязал от ноги комсомольский билет и другие документы и спрятал в подполе. Подполье было обложено камнем, я положил документы в сухое место, надеялся на то, что мы скоро вернемся, все помыслы и желания были только наступать, картошки я не взял.

     Старик сказал: "В трех километрах от деревни есть колхоз "Киров", там немцев нет, там вы можете покушать," - и мы пошли в колхоз "Киров", а деревенька я не помню, как называлась.

     Деревеньку не было видно, она сразу появилась, она была в низине. На краю деревни столько было народу: женщин, подростков. Мы подошли, спроси ли, что за люди. Ответили, люди из деревень Прудок и Роги, эти деревни в дневное время обстреливались нашей артиллерией. Вот люди и уходили, и с утра до вечера находились в колхозе "Киров".

     Мы попросили у них покушать, ни у кого ничего не нашлось. Мы легли в низине на траву. Подъезжают верхом два немца, спрашивают, где накосить траву для лошадей. Мы помахали головами, ответили, не знаем. Рядом был сад. Я пошел, возможно, что найду. В саду было много ульев, но все они были пустые, и не было ни одного яблока.

     Я увидел в кустах двух стариков, прячутся от немцев, те их заставляли пилить дрова. Старики были с бородами, почти одинаковые, выглядели крепкими. Они мне рассказали, что немцев в деревне много, посоветовали, где можно попросить покушать.

     Я прошел несколько домов, никто ничего не дал, вернулся к ребятам и женщинам. К вечеру народ пошел в деревню Роги, пошли и мы. Не доходя до деревни, мы с Гольцовым остались на ржаном поле, а нерусский ушел с женщинами в деревню.

     Мы наткнулись на старика, который прятал от немцев во ржи двух больших свиней. С ним были мальчик лет десяти и девочка лет восьми. Они поочередно из деревни ему таскали бульбу. Старик варил картошку свиньям и нам давал. Он нам много рассказывал, как был в плену у немцев в Первую Мировую войну. У него был чугунок, он стал маловат. Мы прожили около него дней пять, смотрим, старик уже недоволен. Я ему советовал, зарезать свиней, он не соглашался, дождусь до холодов, а был еще июль. 

     Мы ушли от старика в другое место. Я пошел в разведку, нашел огород с садом, одно строение, по-видимому баня. Стали питаться яблоками. Перед уходом от старика, я насыпал карман соли. Рожь уже была восковой спелости. Мы шелушим рожь, подсаливаем и едим, а яблоки были на второе блюдо.

     Сходил я раза два-три, все яблоки внизу порвал. Затем пошел, влез на яблоньку и спокойно рву, кладу в пазуху. Вдруг подъезжают два немца на телеге, ломают сарай на дрова. Я наблюдаю, пистолет в кармане штанов. Думаю, если они меня обнаружат, тогда буду стрелять, а если не обнаружат, пусть везут дрова.

     Прихожу к Гольцову, он спрашивает, почему так долго ходил. Я ему ответил. После этого случая мы перешли на третье место, на небольшую высоту, откуда можно было все видеть.  Там были три дикие яблони, мы были рады, что у нас снова яблоки. А вечером ребятишки возвращались домой в Роги, они оборвали все яблоки и обнаружили нас, увидели, что мы прячемся.

     С вечера пошел сильный дождь. Мы вырыли небольшую ямочку, настелили рожь и грелись: то я внизу, то Мишка - так коротали ночь. Утром рано я слышу шорох. Приготовил пистолет и слушаю. Думаю, пацаны сказали, наверное, облава. Поднял голову, не уйти, они уже близко ползут. Я наставил пистолет: "Кто?" Ответили: "Свои". Впереди полз лейтенант в плащ-палатке, затем воентехник, три солдата и сержант.

     Мы познакомились с ними. Все расползлись по ржи, мы остались втроем с лейтенантом и воентехником. Лежали, разговаривали, составляли план выхода. Но мы не знали, где наши. Лейтенант рассказал, что они идут из-под Могилева, там был окружен мехкорпус, которым командовал маршал Кулик. Кулик тоже выходил с ними из окружения, переоделся в гражданскую одежду: при шляпе, с тросточкой - и вышел.

      Мы пролежали до вечера. Вечером немцы стали на передовую подвозить боеприпасы и кухни с ужином. Дорога от нас была недалеко. Наши немцев засекли и открыли арт-огонь прямо по нам. Мы тогда и засекли, где наши. Я по компасу определил направление выстрел-снаряд (разрыв). Но немцы всполошились, нам нельзя было двигаться. Мы ждали где-то до II часов ночи. На вооружении у нас было три гранаты, винтовка и пистолет. И мы пошли. Гранаты взял я, лейтенант и воентехник.

     Я шел впереди, за мной лейтенант, затем воентехник и остальные. Михаил Гольцов был замыкающим. Как только пошли, мне под ноги попал новый котелок с надписью.

     Затем нам попалось болотистое место, мы много раз пили воду. Затем попалось картофельное поле. От ракет и стрельбы трассирующими пулями, мы то и дело ложились.

     Вдруг мы наткнулись на пулеметную ячейку. Стоял пулемет "Максим", хорошо отрытый окоп, две коробки с лентами, лопата саперная, каска, тетрадь. Тетрадь я подобрал. Мы посидели не долго, минуты две. Замок из пулемета я вытащил и бросил. Пошли.

     Метров 50 прошли, нас окликнули немцы. Я шел впереди, остановился, они сидели. Воентехник зашел слева, лейтенант справа. Я скомандовал: «Гранаты!» Мы бросили три гранаты. Я побежал прямо, воентехник за мной, а лейтенант вправо. Сержант и солдаты тоже за мной побежали, а Михаил Гольцов тоже побежал вправо. Так мы с  ним и расстались. Я видел, как два силуэта бежали вправо. Было много ракет, стрельбы.   

     Мы бежали, бежали, наткнулись на ползущих людей, резко повернули влево, зашли в рожь. Нас окликнули по-русски. Воентехник говорит, что немцы тоже иногда окликают по-русски. Но я слышу разговор солдат: "Давайте лейтенанта, лейтенанта..." Ясно было видно, что свои, мы были рады.

     Я спросил, что за часть, мне ответили: "117 стрелковая дивизия 820 стрелковый полк". Нас повели к командиру полка. Артиллерист взял у нас  данные для артобстрела: мы рассказали, что видели снаряды вдоль дороги и по рассказам старика, что пас свиней. Затем нас направили на командный пункт штаба дивизии. Пока мы шли, кухни везли завтрак к передовой, нам все время накладывали, мы не могли отъесться. Тут была и гороховая каша, и гречка и многое другое.

     Мы пришли на командный пункт штаба дивизии. Нас встретили, опросили. Пять человек были не нашей дивизии и их отправили в штаб корпуса, а меня оставили. КП штаба дивизии был на окраине деревни.

     Вышел из блиндажа рыжеватый в очках, одна или две шпалы на петлицах, стал меня ругать: "Такие сякие трусы, бросаете оружие!" Я вступил с ним в пререкания: "Удираете, а людей бросаете!" Тогда 25 июля много попало в плен. Я достал пистолет, показал, что оружие не бросал.

     Не знаю, что было бы, мы здорово с ним схватились, но ко мне подошел ст.лейтенант-артиллерист из штаба дивизии, взял меня под ручку, повел. Сели на завалинку одного дома. Он за 5-10 минут меня опросил, ничего даже не писал, записал имя, фамилию, звание, вызвал машину "Эмку". Я стал садиться, снова подошел тот самый политработник, спросил. Старший лейтенант ответил: "Все нормально". Политработник мне сказал:"Ты должен оправдать свою вину". Я спросил: "В чем?" Он сказал:"Нам нужен живой язык." Я ему с упреком сказал: "Если вы не видели немца, я вам приведу". Он снова разгорячился. Старший лейтенант захлопнул дверцу, шофер тронул машину и повез нас в тыл 275 сп.

     Тылы полка располагались в 5-7 км от КП штаба дивизии в сосновом лесу. Все подразделения тыла были в окопах с накатниками, в общем, спрятались хорошо. Мне показалось странно: встретил друзей Хардина, Бредихина, Петра Чудакова (парикмахера из Бузулука, его снова призвали в 275 сп). Чудаков меня подстриг, побрил. Он никогда не расставался с морской тельняшкой и все приглашал к себе в землянку.

     Хардин оформил аттестат на семью, перевел деньги. Я думал, дней пять отдохну. Только управился переодеться, приглашают в машину "Эмку", старший интендант полка, полковник по званию сидит в ней на переднем сидении, меня посадил на заднее сидение, рядом со мной ящик с папиросами, дал мне котелок с медом, поехали на передовую на командный пункт полка.

     Приехали, я пошел в оборону 3-го батальона, нашел КП, встретился со Штриголем. Он был рад, мне следовало морду ему набить за его неправильные действия, я так отнесся. Он направил меня в пулеметную роту командиром роты. В роте не было ни взводов, ни командиров взводов, вся рота была распределена по стрелковым ротам. Все это происходило 5 августа, столько событий за один день!...

 

Оперативная сводка №30 к 24.00 5.8.41 Штадив-117 юго-западная окраина Ректа.

1. 117 сд продолжает оборонять рубеж в прежних границах. Противник редким минометным и артиллерийским огнем обстреливал передний край и глубину полосы обороны дивизии.

2. 275 сп - продолжает удерживать участок обороны.

     На участке обороны - противник обстреливал минометным и артиллерийским огнем. Изменений в течение дня в оборони­тельных работах никаких не произошло.

3. 240 сп - не однократно обстреливался минометным огнем пр-ка с направления выс.166,9. Между 19.00 и 20.00 пр-к выпустил несколько артиллерийских шрапнельных снарядов с белым густым дымом, который около 20 минут стоял на одном месте, не рассеиваясь.

4. 820 сп - по решению к-ра корпуса в оперативном отношении перешел в подчинение командира 187 сд. Сведения о котором с сего числа предоставляться не будут.

                                    Начальник штаба 117 сд полковник Герасимов

                              Комиссар штаба 117 сд батальонный комиссар Зорин

                                Начальник 1 отделения 117 сд капитан Обушенко


     В 117 сд в целях противотанковой обороны были созданы истребительные группы численностью по 30 человек в каждом стрелковом батальоне во главе со средним и двумя младшими командирами. В группах были проведены инструктажи по использованию бутылок КС и ГС № 1 и по мерам безопасности при обращении с ними (ЦАМО фонд 21 ск опись 698468 дело 2 лист 75).

     Вечером 5.8.41г. под руководством т.Архангельского проведено инструктивное совещание работников политотдела совместно с комиссарами частей. (Из п/донесения 117 сд от 7.8.41г.).

     На 5 августа 1941 года группировка артиллерии 117 сд представляла собой следующее:

- 322 лап  76 мм - 14 орудий, 122 мм - 4 орудия;

- 707 гап   76 мм - 12 орудий, 122 мм - 8 орудий, 152 мм - 4 орудия;

- ПА 117 сд 76 мм - 14 орудий.

 

        Оперативная сводка  №24 к 01.00 06.08.41 Штакор 20 лес 2 км южнее Ст.Быч.

     1. Во второй половине дня и ночью части корпуса никакихъ операций не проводили. По-прежнему, продолжают укреплять свои участки обороны. Противник большой активности не проявлял. В 16.00 9 бомбардировщиков противника пролетелис запада на восток, сбросив несколько бомб в районе 12… , бомбардировщики были рассеяны зенитной артиллерией 187 сд.

     2.  Положение 187, 117 и 42 сд без изменений. С 19.00 по 20.00 по району 117 сд противник выпустил несколько  шрапнельных снарядов с белым гусиным дымом, который стоял несколько минут на одном месте, не рассеиваясь. В 338 сп ранено 3 красноармейца.

     3. В распоряжение командира корпуса в 18.00 прибыл 696 птп и занял огневые позиции на безымянных высотах сев.-зап. Нов.Быч, имея в своём составе 10 орудий.

     4.    Справа продолжает обороняться 12 мцп, слева обороняется 155 сд.

        Зам.начальника штаба 20 ск пол-к Ревуненков   За нач.оперотдела капитан Маслюков

 

     В расположение 117 сд прибыл 3-й батальон 820 сп. 1-й батальон 240 сп так же был направлен в 117 сд, однако, в связи с резким ухудшением обстановки в районе Пропойска, он был переброшен в полосу действий 219 мсд 28 ск. 


Если Вы располагаете какими-либо сведениями о 117 сд, фронтовыми письмами, воспоминаниями, свяжитесь с автором - kazkad@bk.ru. Спасибо!
Победа 1945  




Привычный праздничный салют -

Победу празднует столица.

Жаль - ветеранов узнают

По орденам, а не по лицам.

И боль войны, уже чужой,

Далёка внукам или близка?

Я - не погибший, не живой.

Пропавший без вести по спискам.

 

Мы, защищавшие страну,

Её Победы не узнали.

Мы только встретили войну

И в сорок первом задержали.

"С неустановленной судьбой" -

Пришло известие в конверте.

Я - не погибший, не живой,

Я - человек без даты смерти.

 

Парад, Победа, ордена

Достались нашим младшим братьям.

А нас проклятая война

Надолго спрятала в объятьях.

Фамилий скорбен длинный строй -

Судьбы бессмысленно-военной.

Я - не погибший, не живой.

Я - горсть земли и часть вселенной.

 

Тяжёл безвестности покой,

Не славы - памяти нам мало.

Мы не отмечены строкой

На тысячах мемориалов.

И если в мирной тишине

Услышишь голос мой уставший,

Прохожий, вспомни обо мне

И всех безвестных и пропавших..

 

Порой у Вечного Огня

Лежат цветы, как чья-то память.

Для неизвестного меня

Нельзя в помин свечи поставить.

Холодной утренней росой

Омыт окоп, приютом ставший.

Я - не погибший, не живой,

Один из... без вести пропавших.

                                      Yani,

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS