117 стрелковая дивизия

                           1-го формирования (Куйбышевская)
                                                   
                                                 
         

          В Москве приняли донесение как паническое, генерал-майора В. И. Тупикова объявили паникером и, конечно, готовили прокурорское расследование. Сталин разослал Военным Советам фронтов: «Среди командования фронтового звена наблюдается растерянность, равная паникерству. Оказывается, меры по командованию Западного фронта не всем пошли впрок...» Это была уже сталинская угроза...

     Членам Военого Совета ЮЗФ М. А. Бурмистенко и Е. П. Рыкову пришла депеша за личной подписью И. Сталина: «Поведение генерала Тупикова следует рассмотреть на специальном заседании Военсовета фронта».

     Обстановка была тяжелая, но, несмотря на это, начальник  Генерального штаба маршал Шапошников был вынужден на телеграмму Тупикова отправить следующий ответ, продиктованный ему Сталиным:

 

                                        ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК № 001943

                             Командующему войсками Юго-Западного фронта

                           о необходимости прочно удерживать линию фронта.

     14 сентября 1941 г. 05 ч 00 мин

     Генерал-майор Тупиков номером 15614 представил в Генштаб паническое донесение. Обстановка, наоборот, требует сохранения исключительного хладнокровия и выдержки командиров всех степеней. Необходимо, не подаваясь панике, принять все меры к тому, чтобы удержать занимаемое положение, и особенно прочно удерживать фланги. Надо заставить Кузнецова и Потапова прекратить отход.

     Надо внушить всему составу фронта необходимость упорно драться, не оглядываясь назад.

     Необходимо неуклонно выполнять указания т. Сталина, данные Вам 11.09.

                                                         Б. Шапошников

 

     14 сентября, в воскресенье, части 117 сд отходили в направлении Прохоры, Круты, Дорогинка и далее на Ичню. Погода стояла пасмурная, препятствуя полетам немецкой разведывательной и бомбардировочной авиации. Отходили по-прежнему от рубежа к рубежу, имея на левом фланге обороны остатки 275 сп, а на правом 820 сп и 105 орб.

 

  Оперативная сводка №150 к 10.00 14.09.41 Штаб Юго-Западного фронта. Прилуки.

          2. 21 армия. В течение второй половины дня 13.9 и в ночь на 14.9 вела упорные бои с превосходящими силами противника, направляющими главный удар в направлении Ивангород, Ичня. Одновременно до двух пд противника теснят части 67 ск из района Бахмач.

          К утру 14.9 части армии ведут бой на фронте:

          67 ск, имея перед фронтом до двух пд противника, отошел:

          24 сд – юго-зап. окр. Дмитриевка, (иск.) х. Приют (2 км ю.-в. Гайворон), 55 сд – на фронте Рубанка, Мартыновка, 42 сд – юго-зап. окр. Пильмачевка, сев.-зап. Максимовка, последний занят противником.

          2 вдк и 43 кд – к 18.00 13.9 вели бой вдоль ж. д. от Гайворон до Дмитриевка. Положение к утру – не установлено.

          28 ск – будучи окружен по частям в районе Вел.Загоровка, Аленовка (Оленовка), продолжает выходить мелкими группами в район Ичня.

          66 ск – занимает фронт: Омбиш, Хорошее озеро, Бурховка. 266 сд ведет бой за Нежин.

          Штарм-21 – Ичня.


Вспоминает бывший писарь ПФС 820 сп красноармеец Сагадеев Фарид Хадыевич:

…Наша штабная машина, ехавшая по лесной дороге, завязла в глубокой колее. Мне было приказано выбраться на шоссе и, встретив какую-нибудь машину, пригнать её и вытащить штабную машину. На шоссе было столпотворение: двигались отступающие части, обозы, гражданское население, скот. После долгих поисков я, встретив одного из командиров, доложил, что штабная машина застряла, нужна помощь. Задержав одну из трехтонок, мы поехали назад на выручку штабной машины. Долго петляли в лесу и, наконец, нашли её. Часть груза было с машины снято. Рядом горел костер, очевидно, не надеясь вытащить машину, штабисты решили документы сжечь. Машина была вытащена. Сейф со знаменем 820 сп был на машине. Выехав на шоссе и догнав обоз полка, мы часть груза переложили на брички, а штабная машина со штабными документам и полковым знаменем выехала в направление Полтавы. Я остался с обозом, т.к.  продукты были в бричках. Мы долго ехали по лесным дорогам, часто отставая от своей части….

 

        Боевое донесение № 435 18.30 14.09.41 Штаб Юго-Западного фронта. Прилуки.           

    2. 21 армия не имеет стабилизированного фронта и отходит под сильным нажимом противника. К 13.00 ее фронт проходил: 67 ск ст. Рубанка, Терешиха, Мартыновка и (иск.) Максимовка;

          28 ск – 187 и 219 сд ведут бой в окружении в районе севернее Плиски, 117 сд – положение уточняется.

          66 ск – Омбиш, Хорошее Озеро, Бурковка, Липовый Рог. Положение кавгруппы и 10 тд выясняется. Всего наступает на фронте 21 армии до 6 пд с танками. Наиболее ощутимые направления: разрыв между 21 и 40 армиями в Ивангород, Ичня. Противником занята Сваричевка силою до одного пех. батальона.

 

     Во второй половине дня части 117 сд вместе с другими соединениями 28 ск заняли оборону на подступах к г.Ичня по южному берегу реки Удай от Дорогинки до Крупичполя. 117 сд была на левом фланге корпуса. Однако долго удерживать этот рубеж корпусу не пришлось, т.к. 4-я тд 2 танковой группы немцев, используя разрывы в обороне Юго-Западного фронта, устремилась в обход Ични на Прилуки.

 

Вспоминает бывший командир 9 роты 275 сп мл.лейтенант Леженин Федор Иванович:

…Направление было на Нежин. На второй или третий день комбат мне сообщил, что я представлен к высшей награде. Я спросил: «За что?" Он ответил, что я вроде бы вывел армию из окружения. Армия занимала фронт 100 км, затем меньше, меньше и фланги сузились до 10 км, затем замкнули кольцо. Я подумал, что генерал и смотрел карту, что некуда было двигаться. Благодаря нашим действиям, а главное, сыграла роль пушка. Хотя сама пострадала. А может ничего ей не сделалось. Ведь она только подпрыгнула, ведь она железная. О судьбе не знаю, только фронт уже был шириной до 40 км, и старались расширять дальше. Вот скоро будет Нежин, но Нежин был взят уже немцами.

     Когда шли на Нежин, была слышна стрельба нашей дальнобойной артиллерии. Когда приблизились мы, артиллеристы снялись с позиции и удалились в направлении Прилуки. Местность была лес и большая поляна. Комбат дал приказ занять оборону на поляне, я был против, потому что немцы должны были дать ответный огонь по нашей артиллерии, а их уже нет, огонь должны принять наш батальон. Только проговорили, как рухнул снаряд, затем другой и т.д. Мы отклонились вправо, вышли из лесу. Там была деревня. Она сильно была разбросана. Мы заняли оборону на левой окраине деревни, прикрыли дорогу, которая шла из Нежина.

     В деревне была церковь. Я ходил, смотрел расположение деревни и зашел не в церковь, а в подвал церкви. Там было много народу, прятались, как в бомбоубежище, и все меня спрашивали: "Будет бой или нет?" Я точно не говорил, но ориентировал, что боя не будет. Артиллерия ушла, а пехота отходила скрытно. По деревне протекала небольшая речушка. Она была извилистая. Через неё было два или даже три деревянных моста, которые имели стратегическое значение. Комбат приказал мне после отхода наших войск мосты взорвать. Я поставил по три человека под мост. Рвать было нечем, а просто сжечь бутылками с горючей смесью. Я ходил с моста на мост. Частей уже не было никаких, отходить было некому. Нужно ждать вечера, отходить и взорвать (сжечь) мосты. Шла однорядная улица, её пересекала другая, а на углу пересечения стояла пушка, тоже прикрывала дорогу с Нежина.

     Стою я около дороги, между мостов, смотрю, слева с горы идет машина, пыль столбом. Я узнал, что машина ЗИС-5. Когда поравнялась, я увидел полную машину людей в шинелях, все в пыли, за машиной была зацеплена пушка, на лафете пушки лежал человек косматый запыленный с ощеренным ртом, вроде сильно смеялся. Я посмотрел в зад машины, узнал по окраске, пушка окрашена в темно-зеленый цвет и калибр был меньше, наши 45 мм, а у них такой мерки 38 мм. Я сразу узнал, что были немцы и побежал к комбату.

     Он бежит навстречу ко мне шумит, что проехали немцы. Главное проехали нашу оборону, проехали мимо штаба батальона и мимо пушки, которая стояла на перекрестке улицы. Оборона прошляпила, я стоял ворон ловил, и пушка проморгала. Поговорили, потужили. У меня меньше трех гранат никогда не было, я мог наделать дел. Они просто переехали с одного фланга на другой.

     Дело шло к вечеру. Население меня просили, чтобы мы мосты не уничтожали, там очень было болотистое место, без мостов деревня не могла существовать. Дело вечерело. Мой и комбатов коневоды попросили меня, чтобы я организовал напоить их молоком. Мы сели на коней, доехали до перекрестка улицы, где стояла пушка, её уже не было. На углу слева был погреб. Мы сошли с коней, там сидели на погребе много женщин и детей подростков. Они все расспрашивали, как спасаться во время боя. Я им отвечал: "По погребам, ямам и т.д." "А как спасти скот?" "Тут вопрос сложней". Я попросил у них молока. Они достали тут же из погреба, на котором сидели. Я налил ребятам в стаканы, а сам стал пить из глиняного горшка….

 

Вспоминает бывший командир саперной роты 240 сп мл.политрук Наумов Степан Кузьмич:

…В последние дни не только средние командиры, но и командир 240 сп не имел топографической карты местности отходящего района.

     Когда мы отходили по Черниговской обл., после местечка Ичня, я подошел к и.о. командира полка (бывший начштаба полка капитан Лукьянченко) и спросил: "Тов.капитан, люди усталые, голодные, мы можем отстать. Скажите место сосредоточения". Он мне ответил: "Я и сам не знаю, двигайтесь туда, куда люди двигаются"…

 

     На исходе этого дня, в 18.20 берлинского времени у городка Лохвица встретились передовые отряды 3-й танковой дивизии 2-й танковой группы Гудериана и 9-й танковой дивизии 1-й танковой группы Клейста.

 

     К концу дня 14 сентября в Прилуки отошли подразделения 707 гап. В полночь на 15 сентября весь полк проследовал через город и занял огневые позиции на его южной окраине..

 

 Вспоминает бывший командир огневого взвода 9 батареи 707 гап лейтенант Вяткин Александр Андреевич:

…Через Прилуки наша батарея проходила ночью, наверное, 15 сентября, т.к. рано утром 17 сентября в дер.Антоновка мы вели огонь по танкам и мотовойскам противника, движущимся на Антоновку с юга, это был последний бой….

…Огневые взвода нашего дивизиона во главе со ст.лейтенантом Брегой И.Я., двинулись по дороге Прилуки – Пирятино. Мы имели приказ - отходить к Киеву….

 

Ф.Гадьдер: 14 сентября 1941 года (воскресенье), 85-й день войны. Обстановка на фронте: в междуречье Десны и Днепра наблюдается беспорядочный отход колонн противника в направлении Полтавы.


Если Вы располагаете какими-либо сведениями о 117 сд, фронтовыми письмами, воспоминаниями, свяжитесь с автором - kazkad@bk.ru. Спасибо!
Победа 1945  




Привычный праздничный салют -

Победу празднует столица.

Жаль - ветеранов узнают

По орденам, а не по лицам.

И боль войны, уже чужой,

Далёка внукам или близка?

Я - не погибший, не живой.

Пропавший без вести по спискам.

 

Мы, защищавшие страну,

Её Победы не узнали.

Мы только встретили войну

И в сорок первом задержали.

"С неустановленной судьбой" -

Пришло известие в конверте.

Я - не погибший, не живой,

Я - человек без даты смерти.

 

Парад, Победа, ордена

Достались нашим младшим братьям.

А нас проклятая война

Надолго спрятала в объятьях.

Фамилий скорбен длинный строй -

Судьбы бессмысленно-военной.

Я - не погибший, не живой.

Я - горсть земли и часть вселенной.

 

Тяжёл безвестности покой,

Не славы - памяти нам мало.

Мы не отмечены строкой

На тысячах мемориалов.

И если в мирной тишине

Услышишь голос мой уставший,

Прохожий, вспомни обо мне

И всех безвестных и пропавших..

 

Порой у Вечного Огня

Лежат цветы, как чья-то память.

Для неизвестного меня

Нельзя в помин свечи поставить.

Холодной утренней росой

Омыт окоп, приютом ставший.

Я - не погибший, не живой,

Один из... без вести пропавших.

                                      Yani,

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS