117 стрелковая дивизия

                           1-го формирования (Куйбышевская)
                                                   
                                                 
         

Из воспоминаний маршала Баграмяна Ивана Христофоровича:

…Из-за непогоды мы смогли вылететь лишь на следующий день – 17 сентября 1941 года. Меня усадили в прозрачной башне стрелка-радиста, откуда открывается широкий обзор. Нас сопровождают два истребителя. Проводив через линию фронта, они повернули назад. И тотчас над горизонтом появились черные точки. Летчик не стал сворачивать и на предельной скорости вел самолет на запад. Нам повезло. Мы проскочили сквозь заслон вражеских истребителей. Вот и аэродром Гребенка — пункт назначения. Встретили нас негостеприимно. С земли ударили зенитки. Огонь они прекратили лишь после серии сигнальных ракет, означавших "я — свой". Экипаж благополучно посадил самолет. Выбрались на землю. Видим, к нам изо всей мочи бежит человек.

— Что вы наделали! — закричал он еще издали. Подбежав, капитан с голубыми петлицами с трудом перевел дыхание.

— Что вы наделали?! Аэродром-то ведь заминирован!

     Нам оставалось лишь радоваться, что он был плохо заминирован. Капитан оказался командиром батальона аэродромного обслуживания. Я попросил у него машину, чтобы добраться до штаба фронта. Нас обступили командиры и красноармейцы. Их молодые, обветренные лица выражали крайнее удивление: откуда и зачем прилетел генерал на их аэродром. (Это была одна из многочисленных фронтовых встреч, и я, конечно, никого не запомнил из своих собеседников на аэродроме. Но после опубликования моей книги "Город-воин на Днепре" среди откликнувшихся на нее читателей оказался кавалер многих боевых орденов старший лейтенант запаса Анатолий Федорович Майков. В своем письме он напомнил об этой встрече).

     Меня засыпали вопросами:

— Товарищ генерал, правда, что мы окружены?

— Что будем делать — отходить или драться?

      Чувствовалось, что люди угнетены неясностью обстановки, но не страхом. Выглядели они спокойными, задорно подтрунивали друг над другом, острили удачно и неудачно, одним словом, вели себя так, как обычно ведут себя молодые люди, когда их собралось много.

     Я попытался коротко ответить на их вопросы. Объяснил им, что наше высшее командование хорошо осведомлено о положении фронта и принимает все меры, чтобы помочь нам.

     Вскоре подкатила машина. Я тепло попрощался со своими собеседниками. Не без труда разыскал штаб фронта, разместившийся в селе на хуторе Верхояровка, севернее Пирятина. Генерал Тупиков сцапал меня в объятия.

— А! Наш блудный сын наконец-то вернулся!

     Глядя на его осунувшееся лицо, глубоко запавшие, но по-прежнему живые глаза, я подумал, как хорошо, что с этим умным и сердечным человеком мы так крепко сдружились.

     Тупиков поведал о своей беде. Когда Ставка запретила отвод войск, он решил послать подробное донесение о состоянии фронта с выводом, что удерживать Киев дальше нельзя. Кирпонос отказался подписывать эту телеграмму. Она пошла в Москву за подписью начальника штаба фронта. На следующий день из Генштаба пришел ответ. Тупиков обвинялся в паникерстве, в необъективной оценке событий. Он все еще сильно переживал по этому поводу. Когда я ознакомил его с новым приказом главкома, Тупиков воспрянул духом:

 

— Значит, я прав! — И заторопился. — Едем к командующему! Нужно спешить. Если мы будем медлить, кольцо окружения станет таким прочным, что его уже будет не разорвать.

     Командование фронта расположилось в роще в нескольких километрах от штаба. Мы отправились туда на машине. В пути генерал Тупиков рассказал мне, почему они не смогли перенести командный пункт фронта в Киев. Вражеские соединения, прорвавшиеся в стыке 5-й и 37-й армий в районе Кобыжча, перехватили дороги. Посланные вперед подразделения полка связи погибли. Пришлось командный пункт вместо Киева перенести сюда, в Пирятин.

     Добирались мы очень долго. Дорога была сплошь забита машинами, обозами, передвигавшимися колоннами тыловых частей и учреждений.

     У генерала Кирпоноса мы застали Бурмистенко и Рыкова. Я доложил о распоряжении главкома. Кирпонос долго сидел задумавшись.

— Михаил Петрович, — не выдержал Тупиков, — это приказание настолько соответствует обстановке, что нет никакого основания для колебаний. Разрешите заготовить распоряжение войскам?

— Вы привезли письменное распоряжение на отход? — не отвечая ему, спросил меня командующий.

— Нет, маршал приказал передать устно.

     Кирпонос, насупив густые брови, зашагал по комнате. Потом сказал:

 — Я ничего не могу предпринять, пока не получу документ. Вопрос слишком серьезный. — И хлопнул ладонью по столу: — Все! На этом закончим.

Наступило молчание. Тупиков хотел что-то сказать, но Кирпонос перебил его:

 — Василий Иванович! Подготовьте радиограмму в Ставку. Сообщите о распоряжении главкома и запросите, как поступить нам…

     После ухода частей 117 сд город Прилуки был занят немецкой моторизованной дивизией СС "Райх". В районе Прилук соединились силы 2 танковой  группы и 2-й немецкой армии.

     Весь день 17 сентября по узкому коридору обстреливаемые противником части 117 сд отходили к Пирятину, а от Пирятина на юг двигались тылы дивизии.

 

Вспоминает бывший командир саперной роты 240 сп мл.политрук Наумов Степан Кузьмич:

…Состояние наше было критическое. Мы с большим трудом, без сна, усталые по узкому коридору продолжали отходить в сторону Пирятина….

 

Вспоминает бывший командир 9 роты 275 сп мл.лейтенант Леженин Федор Иванович:

…Был и такой случай однажды. Шли по убранному полю хлеба, ходило много коней, сейчас приобретут коня и будут ехать на коне, лучше, чем пешком, и побежали к лошадям. Откуда ни возьмись из-за коней цыгане. Как зашумели, заплакали и бегут не к своим лошадям, а ко мне, просят, чтобы я не разрешил брать коней, кони были спутаны.      Я всем приказал отдать лошадей, все вернули, но один был ухач Попов, так ускакал, не вернул лошади. Они так были замаскированы, мы их не заметили, что там находится ихний табор, мужчин не было, одни женщины и ребятишки. Вот такие случаи были на войне. Цыган тоже не обошла война…. 

 

     Отступая от Пирятина, 17 сентября тылы 275 сп, редакция дивизионной газеты, штаб артиллерии, тылы 707 гап, эвакуационно-транспортный взвод 173 мсб, ППС 405 и другие подразделения 2-х эшелонов дивизии достигли Золотоноши, но дальше на юг, к Днепру, путь был отрезан немцами. Днем район Золотоноши начали окружать прорвавшиеся сюда танковые соединения 1 танковой группы немцев.

 

 

Вспоминает бывший связист ППС 405 красноармеец Макеев Андрей Иванович:

…Наша полевая почта находилась на подводах. Отступая, мы доехали до станции Гребенка и там получили приказ двигаться на Черкассы, сдать всю почту, а оттуда, кто как знает. Когда заехали в Золотоношу, нам сказали, что в Черкассах и в Киеве немцы. В это время нас из миномета обстреляли, и меня ранило в левую ногу….

 

Из допроса ст.военфельдшера Череватова Сергея Павловича, командира санроты 275 сп 117 сд:

…Будучи в 275 сп 117 сд и находясь на передовой линии фронта, во время наступления немцев в районе села Деньги 17.09.41г, был ранен и оставлен на поле боя. Через 5 дней был подобран местными жителями, и ушел в г.Золотоноша, лежал на лечении в больнице 50 дней. Выписан и направлен в лагерь военнопленных г.Золотоноша. В лагере был 25 дней , затем, как фельдшер, был направлен в госпиталь военнопленных в г.Градиск – работал там по 18.05.42г, потом был выпущен , и ушёл в село В-Хутор врачом, где был по 13.08.43г. Затем ушел в партизанский отряд, арестовывался Гестапо за активное участие в партизанском движении…

 

     Деньги (укр. Деньги)  — село в Золотоношском районе Черкасской области, Украины.

Село расположено на реке Крапивная за 12 км от районного центра — города Золотоноша и 10 км от железнодорожной станции Золотоноша Одесской железной дороги.

 

Вспоминает бывший военфельдшер эвакуационно-транспортного взвода 173 мсб ст.военфельдшер Волкова Александра Егоровна:

…Это было числа 18.9.41г. Мы ехали ночью, шофера писали маршрут вкратце, и мы потерялись, 6 машин из МСБ. Мы приехали в г.Золотоноша, а остальные все уехали. Деревня Золотоноша, это мы после узнали. В Золотоноше мы попали в окружение….

 

Вспоминает бывший заместитель начальника штаба 275 сп по тылу ст.политрук Стрельцов Василий Григорьевич:

…Возле Золотоноши фашистские танки в упор стали расстреливать наши тыловые машины, оставшиеся в живых, бросились в разные стороны. Со мной побежали в укрытие два офицера тыла….

 

Вспоминает бывший старшина 9 батареи 707 гап старшина Воронов Василий Дмитриевич:

…Во время отступления в одном месте было большое скопление транспорта и людей, в основном хозяйственное. Налетела немецкая авиация и с бреющего полета расстреливала наш транспорт, где сгорела и наша машина с кухней. После этого мы двигались, как попало пешком….

 

Вспоминает бывший военфельдшер 3 дивизиона 707 гап Самохвалов Василий Григорьевич:

…17 сентября мы узнали, что попали в окружение.   В боях в окружении, в целях прорыва, в районе г.Пирятино, с.Золотоноши и с.Оржица я вынес с поля боя с оружием в менее опасное место и оказал медпомощь более 70-ти бойцам и командирам….

 

Вспоминает бывший шофер эвакуационно-транспортного взвода 173 мсб красноармеец Трыков Федор Андреевич:

…форсировали реки Сож и Десну, где-то примерно в этих местах нашу часть всю разбил, взяв в кольцо, весь санбат оказался в плену, видимо много было тяжело раненных. Вот с 17/1Х- 41г. я и многие тысячи воинов попали в плен….

     К вечеру кольцо окружения вокруг Золотоноши замкнулось. Та часть наших войск, которая вырвалась из кольца, преследуемая танками врага, отходила в направление Оржицы, т.к. путь на восток был отрезан.

 

Вспоминает бывший красноармеец 240 обс Першин Василий Фомич:

…днем в сентябре в районе Прилук, Золотоноши, мы на своих машинах, а также другие ма­шины 2-х эшелонов, оказались отрезанными от передовых частей. Но здесь местность была ровная, твердая и, минуя дороги, полем на риск, через огонь, обстрел, выскочили, но не все, много машин также подбило, сгорели….

 

 Вспоминает бывший врач ППМ 707 гап Рождественский Орест Георгиевич:

…Золотоноша памятна тем, что здесь мы оставили бортовую машину, т.к. шофер сжег сцепление. Он был по национальности немцем, хотя всю жизнь прожил в Грузии. Вскоре он перебежал к немцам. После Золотоноши нас стали преследовать танковые десанты врага….

 

Вспоминает бывший начальник штаба 321 озад лейтенант Рохманюк Михаил Дмитриевич:

…17 сентября в районе Яготина были уже немцы. Мы повернули на Золотоношу, но дальше окраины не прошли.

     Отдельные группы наших бойцов упорно продолжали попытки прорваться на восток, но они оказались тщетными….

 

Вспоминает бывший наборщик типографии дивизионной газеты "Ворошиловский стрелок" красноармеец  Трушин Георгий Павлович:

…Когда нас окружили, мы еще на машинах ездили, искали, может быть, где можно прорваться. Все это было бесполезно…Холопов Алексей погиб, лейтенант, о его гибели сказал мне лейтенант Хайкин, который был начальником агитмашины. Это он мне сказал, когда мы были в окружение в районе Оржицы….

 

По данным сайта ОБД: политрук Хайкин Лев Ханонович, начальник клубной машины 117 сд, 1913г. Пропал без вести в сентябре 1941г. Жена – Рассолова Мария Владимировна, г.Куйбышев, ул.Самарская 143, кв.1.

 

     В район Оржицы между тем отходил тыл дивизии.

 

Вспоминает бывший начальник 5 отделения штаба 117 сд майор Долгошеев Афанасий Яковлевич:

…В Оржицу ехали долго. Никто не обстреливал и не задерживал. Никто не спрашивал, куда мы едем. Это было странно и тревожно….

 

     В этот день немецкие войска начали операции по окружению и уничтожению войск 21 армии на восточном берегу реки Удай. 3-я тд  немцев начала наступать вдоль берега реки на север. У села Антоновка путь немецким танкам преградили орудия 3 дивизиона 707 гап. Оставшись без горючего, имея считанные снаряды, артиллеристы развернули орудия на южной окраине села для стрельбы прямой наводкой. Отступать им было некуда, бой был последний. Никто не шел в укрытия. Время измерялось числом подбитых и сгоревших танков врага. Смерть принимали здесь же возле гаубиц. Бронированные машины врага то наступали, то отходили, оставляя на дороге горящие костры, осыпая яростным огнем из пушек позиции артиллеристов. Свернуть у села Антоновки немцам было некуда.

     Так продолжалось весь день. И только к вечеру, когда иссякли последние снаряды, немецкие танки смогли, наконец, ворваться в Антоновку…

 

Вспоминает бывший командир огневого взвода 9 батареи 707 гап лейтенант Вяткин Александр Андреевич:

…17 сентября в деревне Антоновка Черниговской области мы вели огонь по танкам и мотовойскам противника, движущимся на Антоновку с юга. Это был последний бой, упорный, в течение дня. Потом танковые соединения противника вывели из строя наши последние орудия и отрезали нам пути отхода. Около 17 часов меня и еще пятерых из нашей батареи немцы забрали в плен….

 

Из воспоминаний  генерал-полковника Глебова И.С., бывшего заместителя начальника опер/отдела штаба ЮЗФ:

…17 сентября ночью Военный совет и штаб юго-западного направления выехали в Харьков. Главком С.К.Тимошенко оставил меня вместе с генералом для особых поручений П.В.Котелковым в Ахтырке с задачей: собирать сведения об обстановке и принимать на месте решения, смотря по обстоятельствам. Генерал Котелков остался в Ахтырке, а я 18 сентября выехал к фронту….

 

     По приказу Командующего Юго-Западным фронтом части 66 ск и штаба 21 армии, теснимые с юго-запада танками врага, начали пробиваться на северо-восток в направлении Гнединцы - Озеряны. Их отход был прикрыт с запада соединениями 67 ск, продолжавшими стойко удерживать оборону по восточному берегу реки Удай. 67 ск так и не оставил своих позиций без приказа.

 

     Вечером 17.09.1941  в Москву было отправлено следующее донесение.

 

                                                        Донесение

                      командующего войсками Юго-Западного фронта № 15788

            Верховному Главнокомандующему о выводе войск фронта на р. Псел

                                                          17 сентября 1941 г.

Особо важная

Копия:          

Товарищу Сталину, лично

Главкому ЮЗН товарищу Тимошенко

 

           Главком Тимошенко через зам. нач. штаба фронта передал устное указание: основная задача – вывод армий фронта на р. Псел с разгромом подвижных групп пр-ка направлениях Ромны, Дубны. Оставить минимум сил для прикрытия Днепра и Киева.

           Письменные директивы Главкома совершенно не дают указаний об отходе на р. Псел и разрешают взять из Киевского УР только часть сил. Налицо противоречие, что выполнять? Считаю, что вывод войск фронта на р. Псел правилен на том условии необходимо оставить полностью КИУР, Киев и р. Днепр.

           Срочно просим Ваших указаний.

                                     Кирпонос, Бурмистенко, Рыков, Баграмян

Ф. 251, оп. 646, д. 483, л. 325.

 

Из Доклада заместителя начштаба Ю3Ф генерал-майора Баграмяна И.Х. о выходе из окружения войск ЮЗФ за период с 17 по 25.09.41:

…ВЫХОД ИЗ ОКРУЖЕНИЯ ШТАРМА 21.

    В 17.00 17.09.41 В Штарм 21 был направлен зам.начальника оперативного отдела Штаба ЮЗФ полковник Захватаев с задачей вручить последний боевой приказ Комфронта на выход 21 А из окружения и лично выходить из окружения в составе Штарма 21.

   Штарм 21 по данным на 16.00 находился в КРОТЫ. Полковник Захватаев прибыл в КРОТЫ в 20.00. Причина позднего прибытия – забитость дорог тылами 21 и 5 армий, отходивших на ПИРЯТИН. В КРОТЫ Штарма 21 не оказалось, он выехал в район ПИРЯТИН.      

     В этот момент АНТОНОВКА была занята танками и мотопехотой противника. Направлявшаяся на переправу в МАКЕЕВКА АХЧ Штаба фронта  под командой  т.Кобякова для выхода в район АНТОНОВКА была полковником Захватаевым направлена из ГУРБИНЦЫ на Пирятинские переправы с задачей выйти в УСОВКА.  В ГУРБИНЦЫ полковник Захватаев встретил Штаб 66 СК, ориентировал его о задаче армии по приказу фронта.

   В 23.00 приказ Комфронта был вручён в КАЛИНОВЫЙ МОСТ Командарму 21. Командарм 21 генерал-лейтенант  Кузнецов ещё до приезда полковника Захватаева принял решение о выходе 21 армии в общем направлении южнее РОМНЫ.

   Для этого ставилась задача на  18.09.41 выйти главным силам армии на рубеж КАРПИЛОВКА, ВАРВА. Эта задача была доведена до командиров корпусов, но решения командиров корпусов на выход Штарм не получил, кроме решения Командира 66 СК. Комкор 66 решил боевой состав корпуса в числе до 500 человек выводить через Пирятинские переправы и далее рокироваться на север в район ОЗЕРЯНЫ.

   Штаб армии Командарм 21 решил выводить в конном строю переправой через р. УДАЙ вброд, а автотранспорт, радиостанции и обоз Штарма направить через мосты у ПИРЯТИН и далее по восточному берегу р. УДАЙ на ОЗЕРЯНЫ.

  

 Вспоминает бывший начальник штаба 117 сд капитан Обушенко Иван Федотович:

…Мне всего-всего пришлось пережить не далеко от г.Пирятина, точнее 10-15 км восточнее Пирятина. Там противник отрезал все части, соединения и объединения по реке, а берег в ту сторону, куда нам нужно отходить сплошной не проходимый. Я многих начальников больших даже обнаружил, где они погибли, конечно, не один, точнее группа во главе со мной….

 

Вспоминает бывший политрук штабной роты 240 обс мл.политрук Павлов Владимир Иванович:

…Дивизия отходила с тяжелыми боями в направление Пирятина. 17 сентября под местечком Лохвица меня ранило, и я попал в госпиталь….

 

Ф.Гальдер: 17 сентября 1941 года (среда), 88-й день войны. Обстановка на фронте:  соединения противника в кольце восточнее Киева безрезультатно пытаются прорвать окружение. На севере в результате глубокого прорыва 51-го армейского корпуса  соединения противника продолжают расчленяться во вне и внутрь кольца…

 

Обстановка вечером: на юге обстановка складывается очень хорошо. Воздействия противника на внешнем фронте окружения не наблюдается.

 

     Поздно вечером  17 сентября последовала ответная Директива начальника Генштаба маршала Шапошникова, разрешающая оставить Киевский УР.

 

                                                    Директива

                     Ставки Верховного Главнокомандования № 002087

на оставление Киевского укрепленного района и г. Киев с занятием обороны

по восточному берегу р. Днепр 17 сентября 1941 г.  23.40

 

Особой важности

Главкому Юго-3ападного направления

Командующему Юго-Западным фронтом

Командующему 37 армией

           В связи со сложившейся обстановкой на восточном берегу реки Днепр в районе Киев, Ставка Главного Командования разрешает оставить Киевский УР и город Киев и отойти на восточный берег реки Днепр, приняв группировку по указанию командующего Юго-Западным фронтом.

           При отходе снять и эвакуировать все вооружение укрепленного района, что по обстановке невозможно вывести – уничтожить, все мосты через реку Днепр и другие военные объекты взорвать.

           Получение подтвердить.

                                      По поручению ставки Главного командования

                                                       нач. ГШКА Шапошников

ЦАМО. Ф. 48 а. Оп. 3408. Д. 4. Л. 225.


Если Вы располагаете какими-либо сведениями о 117 сд, фронтовыми письмами, воспоминаниями, свяжитесь с автором - kazkad@bk.ru. Спасибо!
Победа 1945  




Привычный праздничный салют -

Победу празднует столица.

Жаль - ветеранов узнают

По орденам, а не по лицам.

И боль войны, уже чужой,

Далёка внукам или близка?

Я - не погибший, не живой.

Пропавший без вести по спискам.

 

Мы, защищавшие страну,

Её Победы не узнали.

Мы только встретили войну

И в сорок первом задержали.

"С неустановленной судьбой" -

Пришло известие в конверте.

Я - не погибший, не живой,

Я - человек без даты смерти.

 

Парад, Победа, ордена

Достались нашим младшим братьям.

А нас проклятая война

Надолго спрятала в объятьях.

Фамилий скорбен длинный строй -

Судьбы бессмысленно-военной.

Я - не погибший, не живой.

Я - горсть земли и часть вселенной.

 

Тяжёл безвестности покой,

Не славы - памяти нам мало.

Мы не отмечены строкой

На тысячах мемориалов.

И если в мирной тишине

Услышишь голос мой уставший,

Прохожий, вспомни обо мне

И всех безвестных и пропавших..

 

Порой у Вечного Огня

Лежат цветы, как чья-то память.

Для неизвестного меня

Нельзя в помин свечи поставить.

Холодной утренней росой

Омыт окоп, приютом ставший.

Я - не погибший, не живой,

Один из... без вести пропавших.

                                      Yani,

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS