117 стрелковая дивизия

                           1-го формирования (Куйбышевская)
                                                   
                                                 
         

Подготовка к боям.  |  Материалы расследования причин поражения 117 сд в бою 6 июля 1941 года

    Данные о потерях в личном составе, вооружении и технике, высланные в штаб 21 армии, вызвали там смятение. Многие из погибших и пропавших без вести до назначения в 117 сд служили в штабе ПриВО и были хорошо известны, как грамотные и преданные Родине командиры.

     К тому же, штаб 21 армии в то время не располагал сведениями о фактических силах немцев, противостоявших 117 сд в бою 6-7 июля. Было известно по показаниям пленных присутствие под Жлобином только 41 пп 10 мд и каких-то подразделений 3 тд.    Оперативные же результаты этого боя начали сказываться намного позже. В результате, большие потери 117 сд были восприняты, как следствие неумелого руководства войсками на поле боя, плохой работы командиров и штабов, слабой сплоченности и выучки личного состава подразделений. Была назначена комиссия особого отдела и военной прокуратуры штаба 21 армии по выяснению причин неудачного боя дивизии и понесенных потерь.  

     Командир дивизии полковник Чернюгов С.С., его заместитель полковник Свиридов П.И., прокурор дивизии военный прокурор 1 ранга Лозовой, начальник особого отдела штаба дивизии майор Носов и ряд других руководящих работников штаба дивизии были отстранены от занимаемых до этого ими должностей.

     После провала этой «операции» и вывода дивизии в резерв, по распоряжению Мехлиса срочно направленными в Гомель и Буда-Кошелево полковником Константином Елкиным и бригадным комиссаром Иваном Видюковым было проведено расследование. Они подготовили закрытую грифом "Совершенно секретно" докладную записку - материалы расследования причин поражения 117-й стрелковой дивизии 21-й армии в боях под Жлобиным 6 июля 1941 года ( ЦАМО СССР. Ф. 208. Оп. 2524. Д. 2. Л. 39-51, 59-60).

 

Вспоминает бывший начальник штаба 321 озад лейтенант Рохманюк Михаил Дмитриевич:

…Под Жлобиным штаб дивизии понес незначительные потери, была психологическая травма первого боя, да еще неудачного. Лично нам было не до штаба дивизии. Мы сами еле отбивались от следователей прокуратуры за утерянные пушки (воюя до последнего дня войны, я не помню таких потерь в одном бою). Мы тогда потеряли много солдат и команд ...

 

МАТЕРИАЛЫ РАССЛЕДОВАНИЕ ПРИЧИН ПОРАЖЕНИЯ 117-й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ 

21-й АРМИИ ЗАПАДНОГО ФРОНТА В БОЯХ ПОД ЖЛОБИНЫМ 6 ИЮЛЯ 1941 ГОДА

15 июля 1941 г. 

Совершенно секретно 

Члену Военного Совета Западного фронта 

армейскому комиссару 1 ранга 

тов. МЕХЛИСУ

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

     Согласно Вашего распоряжения полковником ЕЛКИНЫМ К. П. и бригадным комиссаром ВИДЮКОВЫМ И. М. в период с 9 по 12.7.41 г. проведено расследование причин поражения 117 Стрелковой Дивизии 63 Стрелкового Корпуса 21 Армии в операции под Жлобином.

 

    1. Приказы и распоряжения по операции 

    Согласно распоряжения шифром от 4.7.41 начальника штаба фронта генерал-лейтенанта МАЛАНДИНА (см. приложение № 1) командарму-21 было приказано: из частей, находящихся в районе ЖЛОБИНА, подготовить три-четыре сильных отряда в составе до полка каждый. Отрядам ставилась задача: в ночь на 5.7.41, действуя на БОБРУЙСК, сжечь мосты на коммуникациях и уничтожить танки и мототехнику противника. В случае успеха и благоприятной обстановки захватить БОБРУЙСК и удерживать его.

    На основании распоряжения начальника штаба фронта Военный Совет 21-й Армии в 1.55 5.7.41 отдал распоряжение командиру 63 СК №…, в котором поставил задачу: наступать на БОБРУЙСК, сжечь переправы через реку БЕРЕЗИНА в районе БОБРУЙСКА, окружить и уничтожить противника, действующего в направлении РОГАЧЕВ. Одновременно командарм-21 обратился с запросом к начальнику штаба фронта  о переносе операции в ночь на 6.7.41. Ответа на этот запрос не последовало. Выписка из директивы фронта № 16 - "пятое" была получена 5.7.41 в 18.55. В это время части 117 СД, выполняя задачу, двигались по Бобруйскому шоссе. Директива фронта № 16, подписанная в 8.00 5.7.41, в штаб армии поступила только через 11 часов, и части уже действовали по распоряжению начальника штаба фронта от 4.7.41, измененному по времени на одни сутки Военным Советом Армии.

    Отданное распоряжение штармом-21  командиру 63 СК и боевое распоряжение штаба корпуса-63 в течение дня, 5.7.41, были изменены распоряжением начштарма-213 генерал-майором ГОРДОВЫМ, который в 14.00 по телефону открытым текстом начало выступления отряда установил в 16.00 5.7.41. Получив такое распоряжение, командир 117 СД полковник ЧЕРНЮГОВ изменил время выступления на 16.00 вместо ранее намеченного на 2.00 и отдал через своего начштаба частное распоряжение,  которым фактически изменил всю организацию операции, как количественно, так и по замыслу выполнения, указанную в приказе № 05. Например, отмена пункта № 5 боевого приказа № 05 об обеспечении правого фланга в направлении РОГАЧЕВ.

    Командир 117 СД, получив устное распоряжение командарма и начштаба-21 о немедленном выступлении отряда, не доложил об этом командиру 63 стрелкового корпуса, вследствие чего штакор-634 в подготовке и проведении операции фактически участия не принимал.

    2. Подготовка операции 

    При подготовке операции разведданные о противнике не учитывались, а командиры частей и батальонов о них ничего не знали. К утру 6.7.41, когда части 117 СД находились в районе совхозов ПОБОЛОВО, СЕНОЖАТКИ в полуокружении, штакор-63 имел данные, что перед фронтом корпуса действует 3-я бронедивизия противника, а на участке отряда 117 СД из опроса участников боев установлено, что против них действовали около батальона пехоты, до одного мотополка, до одного танкового полка средних и легких танков, до восьми легких артиллерийских батарей и до дивизиона тяжелых орудий. Применялись массовый огонь минометов и действие огнеметов из бронемашин.

    Изменение времени выступления с 2.00 6.7.41 на 16.00 5.7.41, при разбросанности дивизии на широком фронте (25-28 км), фактически сорвало подготовку операции. Командиры частей и подразделений сами не уяснили обстановку, не сумели подготовить личный состав и материальную часть.

    Отсутствовала скрытность, маскировка подготовки и внезапность начала операции. Все распоряжения о времени выступления, и какими силами выступать командиру 117 СД штарм-21 передавал по телефону открыто, что не исключало возможности перехвата их противником. Приказание начштарма-21 выступить в 16.00, при отсутствии прикрытия движения колонны с воздуха нашей авиацией, дало возможность авиации противника обнаружить отряд 117 СД на Бобруйском шоссе, подвергнуть его бомбардировке и передать немецкому командованию сведения о величине колонны. Все это исключало внезапность и предоставило противнику все условия подготовиться к окружению частей 117 СД.

    Штарм-21 и штакор-63 не организовали проверки исполнения отданных боевых распоряжений по 117 СД. Комкор-63 ПЕТРОВСКИЙ не знал об изменении штармом времени действий отряда 117 СД и фактически самоустранился от контроля и проверки подготовки действий этого отряда. Это привело к тому, что командир 117 СД полковник ЧЕРНЮГОВ уяснил поставленную перед ним задачу так: на его участке находится стратегический мост и отряд 117 СД своими действиями должен обеспечить наступление утром 6.7.41 подвижных частей 21 армии при поддержке авиации.

    Оперативное обеспечение действий отряда 117 СД отсутствовало. Велась только тактическая наземная разведка силами Отдельного Разведывательного Батальона дивизии, которая не дала данных о действиях, составе группировки и передвижении противника. Несмотря на то, что в директиве штарма-21 указывалось об обеспечении действий отряда авиацией и танками, все же штарм не дал никаких указаний по этому вопросу командующему ВВС армии - комдиву ВОРОЖЕЙКИНУ и его штабу. 6.7.41 наша авиация ни в какой мере не обеспечила действий отряда на поле боя, что позволило самолетам противника беспрепятственно вести бомбежку, обстреливать из пулеметов боевые порядки отряда и корректировать огонь тяжелой артиллерии.

    Приданный танковый батальон имел учебную материальную часть БТ и Т-266, вышел в бой с большим опозданием - на 4-5 часов.

    Материальное обеспечение действий отряда было низким, например: 707 Гаубичный Артиллерийский Полк имел на орудие 152 мм по 20 снарядов, на орудие 122 мм - 50 снарядов; 322 Артиллерийский Полк на орудие имел 40 снарядов; противотанковый дивизион имел по 50 снарядов на орудие; 321 Зенитно - Артиллерийский Дивизион имел на орудие 35-40 снарядов. В 240 Стрелковом Полку ручных гранат было до 5000 штук, а в артчастях  и остальных частях, кроме батальона связи и 222 дивизиона Противо - Танковых Орудий, ручных гранат не было. План подвоза боеприпасов не был продуман. До 30 машин, которые везли боеприпасы отряду, возвратились обратно потому, что противник мотоциклетками и танковыми частями отрезал пути подвоза.

    Отдел политической пропаганды дивизии и политработники частей, не зная сами конкретно поставленной задачи перед отрядом, слабо обеспечили партийно-политической работой проводимую операцию.

 

3. Ход боевых действий отряда 117 СД 

    Отряд 117 СД в 16.00 5.7.41 выступил из района ЖЛОБИНА в составе: 240 Стрелкового Полка, 3 батальона 275 Стрелкового Полка, 707 Гаубичного Артиллерийского Полка, 1 дивизиона 322 Легкого Артиллерийского Полка, дивизиона Противо - Танковых Орудий, Зенитно - Артиллерийского Дивизиона и 12 танков БТ.

    В 17.00 5.7.41 отряд прошел мост через реку ДНЕПР и вышел на Бобруйское шоссе. В 20.00 он подвергся бомбардировке авиацией противника, но потерь не имел.

    Разведка велась на широком фронте силами ОРБ. Бокового отряда вправо с целью охранения колонны выслано не было. Правая колонна к 1.00 6.7.41 вышла в район КАБАНОВКА и заняла круговую оборону, имея головные походные заставы в 2-3 км западнее. Севернее и восточнее охранения не было. Левая колонна вышла в район ТЕРТЕЖ. Головная походная застава завязала бой в районе ЗЕЛЕНАЯ СЛОБОДА.

    Бой начался в 2.30 6.7.41 в районе ПОБОЛОВО, СЕНОЖАТКИ, ТЕРТЕЖ и протекал с переменным успехом до 11.00.

    Немцы сначала действовали вдоль Бобруйского шоссе, чем оттягивали наш фланг на запад от реки ДНЕПР. 

    Затем противник, действуя отдельными мелкими танковыми (5-6 танков) и мотоциклетными группами, стал обтекать фланги батальонов и действовать на тылы. Одновременно из района РОГАЧЕВО, южнее и западнее, противник открыл огонь по нашим батареям, которой корректировался самолетом и наносил большие потери нашим батареям, в первую очередь, выбивая конные запряжки8, тягачи и орудийные расчеты.

    Пехота противника засела на чердаках домов в КАБАНОВКЕ и других населенных пунктах, а также вела огонь из пулеметов и автоматов по пехоте и батареям, стоявшим на открытых позициях.

    Командир 240 СП в 6.30 доносил, что он окружен в районе ПОБОЛОВО. К 11.00 инициатива целиком перешла к противнику. Полк оказался в полуокружении, оставался один узкий коридор, пролегавший через торфяные болота. При отходе подразделений в этих болотах вязла материальная часть, а противник своим огнем не давал возможности вытаскивать застрявшую в болотах технику.

    Противник, действуя справа и слева по хорошим дорогам, замкнул кольцо окружения в районе ЖЛОБИН и северо-западнее, а своей танковой группой ворвался в город, угрожая мосту и стремясь прорваться тяжелыми танками на плечах отходящих войск на восточный берег ДНЕПРА. В то же время тяжелые танки противника разбили наш бронепоезд № 16 и подавили несколько противотанковых орудий и дивизион корпусной артиллерии на северо-восточной окраине ЖЛОБИНА.

    Об опасности захвата мостов противником было доложено полковником СТАРОСТИНЫМ  начштарму-21. Через 20 минут начштарм отдал распоряжение подготовиться к взрыву моста, и, спустя некоторое время, по распоряжению комкора ПЕТРОВСКОГО мост через реку ДНЕПР у ЖЛОБИНА был взорван.

    Отдельные подразделения, батареи и танковые группы, будучи в окружении, героически дрались с противником. Выходившие из окружения группы на лодках и вплавь переправлялись через реку ДНЕПР, таким же способом переправились командир 117 СД полковник ЧЕРНЮГОВ и его заместитель - бригадный комиссар АРХАНГЕЛЬСКИЙ.

    Слабым местом в ходе этой операции было управление подразделениями в процессе боя. Управление боем, как со стороны штаба дивизии, так и штаба полка фактически отсутствовало. Командир дивизии подменял командиров батальонов и командира 240 СП. Связь осталась неразвернутой, вышестоящему штабу донесения не посылались.

    6.7.41 бойцы, командиры и политработники 117 СД, встретившись с противником, проявили мужество и упорство. Особенно отличились отвагой и преданностью нашей Родине:

    Командир 4 батареи лейтенант ПОПОВ, он в бою под КРАСНОЙ СЛОБОДОЙ, несмотря на сильный артиллерийский обстрел Наблюдательного Пункта, мужественно вел огонь по артиллерии противника, уничтожил орудие Противотанкового Огня, минометную батарею и подавил артбатарею противника. Когда погиб расчет одного из орудий, тов. ПОПОВ сам вел огонь по противнику, давая возможность пехоте отойти на новый рубеж. Будучи раненым, тов. ПОПОВ не бросил орудия, а прямой наводкой расстреливал вражескую пехоту и уничтожил два танка противника. Разорвавшийся снаряд у самого орудия оборвал жизнь героя отечественной войны лейтенанта ПОПОВА.

    Дивизион, которым командовал старший лейтенант БРЕГА, ведя меткий огонь по скоплению противника из гаубиц 152 мм, в упор расстрелял 11 немецких танков. В этом дивизионе особо отличилась батарея, которой командует лейтенант ПАГОСОВ.

    Первая батарея ПТО во главе с командиром лейтенантом БЫЧКОВЫМ за время боя уничтожила 8 танков противника, три пулемета, 9 минометов, 4 орудия ПТО и разбила автомашину противника. Наибольшую отвагу и меткость огня показали наводчики ЛЮЦКО, ЛАЗАРЬ и КАТКОВ и командиры орудий ЕПИШКИН и МАЛАХОВ.

    5-я батарея 322 АП: командир лейтенант тов. НАБОКОВ попал под сильный огонь артиллерии 76 мм пушек из танков противника, быстро сменяя огневые позиции, продолжал расстреливать танки. Выбывающие люди заменялись оставшимися, не снижая интенсивности огня. Сам товарищ НАБОКОВ, командуя батареей, выполнял обязанности наводчика. Батарея уничтожила пять танков противника, будучи окруженным, личный состав батареи расставил орудия в четырех направлениях и уничтожал врага. Герои 5-й батареи отдали свои жизни за Родину, из состава батареи осталось в живых 6 человек, в числе их и раненый командир батареи тов. НАБОКОВ. Красноармеец тов. ТЕПЛО перед боем 6.7.41 подал заявление о вступлении в члены ВЛКСМ. В бою он проявил себя мужественным бойцом. Тов. ТЕПЛО под усиленным пулеметным огнем три раза доставлял командиру дивизии важные донесения. В этом бою метким броском гранаты тов. ТЕПЛО уничтожил пулеметный расчет противника. Имеется много и других фактов мужества и героизма, проявленных бойцами и командирами в этом бою.

    Однако в этом бою отдельные лица рядового и начальствующего состава показали себя трусами и предателями.

    Командир 1-й батареи 321 Отдельного Зенитно - Артиллерийского Дивизиона младший лейтенант ОЛЕНЧЕНКО дал распоряжение бойцам своей батареи вынуть затворы, увел людей с огневой позиции, сел на автомашину и уехал, оставил пушки противнику.

    Красноармеец ЗАПОЛЬСКИЙ, стремясь уклониться от боя и службы, сам прострелил себе ногу. Факт расследован, дело передано прокурору.

    Исключительным по своей контрреволюционности был случай, когда в бою 6 июля красноармеец 240 СП 9-й стрелковой роты по фамилии ЦАВА, по национальности грузин, стрелял в красноармейцев, идущих в наступление, и пытался убить командира взвода. ЦАВА был расстрелян на месте.

    Бывший красноармеец 240 СП, по национальности немец, из Республики немцев Поволжья (фамилия которого выясняется) во время боя перешел на сторону врага. При встрече с ним начальника штаба 240 СП капитана ЛУКЬЯНЧЕНКО, который, скрываясь от преследования, был переодет в гражданский костюм, выдал его немцам. ЛУКЬЯНЧЕНКО случайно удалось бежать.

    Имел место и такой факт, когда панически настроенные остатки дивизиона ПТО, выйдя из боя, вместе с командиром дивизиона капитаном МОИСЕЕНКО бежали за 30 километров от линии фронта.

    Исключительную трусость и предательство проявил лейтенант СТЕПАНОВ, член ВКП (б), который возглавлял группу по охране начальника Отдела Политической Пропаганды 21-й Армии дивизионного комиссара тов. ЧЕРВОВА. Лейтенант СТЕПАНОВ струсил и позорно бежал. Ревтрибунал приговорил СТЕПАНОВА к расстрелу.

    Несмотря на наличие в дивизии отдельных трусов и паникеров, до нашего приезда прокурор дивизии воен-юрист 1 ранга ЛОЗОВОЙ не расследовал ни одного дела и никого не предал суду Военного Трибунала. ЛОЗОВОЙ явный бездельник. В разговоре с нами он заявил, что вины его никакой в этом нет, так как к нему ни одного дела еще не поступило. По нашему докладу член Военного Совета 21 армии дивизионный комиссар тов. КОЛОНИН отдал распоряжение об освобождении ЛОЗОВОГО от должности прокурора дивизии.

    В бою 6.7.41 около 10 коммунистов проявили трусость и побросали свои партийные билеты, среди них оказались два секретаря первичных партийных организаций и один инструктор ОПП. Дано указание рассмотреть их дела в партийных организациях и исключить из партии.

    В рядовом, младшем начальствующем составе 117 СД имеется значительная часть призванных из районов Западной Белоруссии, Западной Украины и Республики немцев Поволжья (немцы, поляки, греки, итальянцы). Необходимо провести срочную фильтрацию личного состава и очистить дивизию от ненадежных элементов.

 

4.Наши потери и противника, отдельные тактические выводы 

    Участвуя в операции под ЖЛОБИНЫМ 6.7.41, 117 СД понесла большие потери в личном составе и материальной части (см. приложение № 10). Из опроса участников боев установлено, что в своем большинстве оставленная техника, как правило, приводилась в негодность - у орудий снимались замки, прицельные приспособления, но имели место случаи, когда материальная часть бросалась исправной.

     В процессе борьбы с противником 6.7.41 у него было выведено из строя более 30 танков, до 2 батарей артиллерии, б-8 минометов, разбито и уничтожено до 2-3 батальонов мотопехоты, уничтожен крупный штаб, подбито несколько броневиков и мотоциклов.

    Вследствие плохой организации и подготовки действий отряда 117 СД и непринятия мер к организации укрепленного района вокруг ЖЛОБИНА был оставлен крупный железнодорожный узел и взорван железнодорожный мост через ДНЕПР стратегического значения.

     Бой показал, что боец, младший командир и командир взвода дерутся упорно. Командиры рот, батарей командуют только личным примером, идя впереди, увлекают за собой подразделения. Комбаты и командиры дивизионов еще теряются, много суетятся, но не увлекают боем подразделений. Командиры полков еще не имеют опыта, теряются в управлении, не организуют боя и не ставят четких задач приданным артиллерии и танкам. Командир дивизии в бою не мог определить свое место, переезжал от одного батальона к другому - и фактически не нашел своего места по управлению боем в сложной обстановке.

    Бутылки с зажигательным составом в борьбе с танками в этом бою себя оправдали. Танки противника, когда пехота не отходила, а залегала - останавливались, поворачивали назад и искали обходных путей с флангов.

    Атаку противник не выдерживает, штыка боится, солдаты поднимают руки вверх. Однако имели место случаи, когда, подняв руки, немцы подпускали наших бойцов ближе и снова открывали огонь из автоматов.

    Противник имел большую подвижность. Все солдаты к месту боя подвозятся, в бой идут, имея при себе только оружие и огнеприпасы.

    Противник удачно применяет просачивание мелкими группами танков и мотоциклистов, охватывая фланги и выходя в тыл подразделений. Умело был применен противником перекрестный и фланговый огонь, для чего он располагал огневые средства на крышах, в домах, искусно маскировал огневые точки плащ-палатками. Воюет противник робко, в населенных пунктах на ночь не останавливается. Ночует в поле, в лесах, охранение слабое и располагается все недалеко от дорог. Противник очень много выигрывает своей подвижностью, маскировкой, расчетом и хорошим управлением на поле боя.

 

    ВЫВОДЫ: 

    1. Штарм-21 и штакор-63 подготовку действий отряда 117 СД оперативно и материально не обеспечили, поставив ему непосильную задачу.

    2. В подготовке отсутствовали скрытность и внезапность. 

    3. Плохо была поставлена разведка противника, и плохо было организовано управление боем. 

    4. Войскам не было обеспечено время для подготовки действий. 

    5. Штарм не обеспечил действий отряда авиацией и танками. 

    6. У командиров батальонов и командиров рот отсутствовали карты нужных масштабов. 

    7. Штарм и штакор устранились от проверки исполнения приказов и не выслали командиров штаба для уточнения задач.

    8. Вследствие плохой организации и подготовки действий отряда 117 СД и непринятия мер к организации укрепленного района вокруг ЖЛОБИНА был оставлен крупный железнодорожный узел и взорван железнодорожный мост через ДНЕПР стратегического значения.

    9. 117 СД, несмотря на понесенные потери в людском, конском и техническом оснащении, остается боеспособной и как соединение может до получения технического оснащения выполнять боевые задачи на вспомогательном направлении.

    10. Для приведения 117 СД в полную боевую готовность дивизия нуждается в пополнении техническим оснащением и в очищении от ненадежных элементов из числа рядового и младшего начальствующего состава, призванных из районов Западной Белоруссии, Западной Украины и Республики немцев Поволжья, на что потребуется 10-15 суток.

    11. Необходимо прокуратуре и Военному Трибуналу срочно разобрать дела о преступлениях, связанных с трусостью в бою, оставлением неприятелю боевой техники, самострелом и паникерством.

    12. Основными виновниками поражений отряда 117 СД и позорной сдачи противнику крупного железнодорожного узла ЖЛОБИН являются, по нашему заключению, бывший командующий 21 армии генерал-лейтенант ГЕРАСИМЕНКО, начальник штаба 21 армии генерал-майор ГОРДОВ и командир 63 СК комкор ПЕТРОВСКИЙ, которые не обеспечили живого руководства подготовкой действий отряда 117 СД, не организовали проверки исполнения боевых распоряжений и не обеспечили организацию обороны города ЖЛОБИНА при наличии всех к этому возможностей.

 

    ПРИЛОЖЕНИЕ: на 14 листах.

СПРАВКА10

 о потерях в личном составе и материальной части 117 СД 

 в Жлобинской операции 5-6.7.41 по данным нач. артснабжения дивизии 

 на 11 июля и начальника 4 отделения штадива11 на 10.7

№ пп.

Наименование потерь

Количество

Примечание

1.

Личного состава

2324

т. е. 19,3 % к штатной численности дивизии

в том числе: убитых 427, раненых 311, пропавших без вести 1586 

2.

Лошадей 387 

3.

Орудий 81 

из них калибра:  37 мм  4, 45 мм 27, 76 мм17 

из них зенитных – 4, 122 мм 24,152 мм 

из них 7 корпусных и 2 дивизионных

4.

Минометов 9:

из них 50 мм – 30, 82 мм – 14, 120 мм - 5

5.

Пулеметов 203 

из них:

станковых 57, из них 3 зенитных комплексных, ручных 146 

6.

Винтовок 1964 

7.

Револьверов 299  

8.

Танков 48  

9.

Бронемашин 2 

10.

Тракторов 29 

из них 9 корпусного  артиллерийского полка

11.

Грузовых автомашин 62 

12.

Раций 5 АК 2 

13.

Раций 6 ПК 4 

 

Полковник ЕЛКИН 

 Бригадный комиссар ВИДЮКОВ

ЦАМО СССР. Ф. 208. Оп. 2524. Д. 2. Л. 39-51, 59-60

 

Примечания.                            

10. Согласно справке, процент потерь личного состава вроде бы не столь высок. Однако расчет здесь сделан, исходя из штатной, а не списочной численности личного состава дивизии. Как известно, последняя была значительно ниже, и для объективной оценки потерь следовало учесть только списочную численность частей и подразделений отряда 117-й стрелковой дивизии. Избрав иной показатель, полковник Елкин и бригадный комиссар Видюков тем самым пытались избежать трагических нот в докладной записке.


Если Вы располагаете какими-либо сведениями о 117 сд, фронтовыми письмами, воспоминаниями, свяжитесь с автором - kazkad@bk.ru. Спасибо!
Победа 1945  




Привычный праздничный салют -

Победу празднует столица.

Жаль - ветеранов узнают

По орденам, а не по лицам.

И боль войны, уже чужой,

Далёка внукам или близка?

Я - не погибший, не живой.

Пропавший без вести по спискам.

 

Мы, защищавшие страну,

Её Победы не узнали.

Мы только встретили войну

И в сорок первом задержали.

"С неустановленной судьбой" -

Пришло известие в конверте.

Я - не погибший, не живой,

Я - человек без даты смерти.

 

Парад, Победа, ордена

Достались нашим младшим братьям.

А нас проклятая война

Надолго спрятала в объятьях.

Фамилий скорбен длинный строй -

Судьбы бессмысленно-военной.

Я - не погибший, не живой.

Я - горсть земли и часть вселенной.

 

Тяжёл безвестности покой,

Не славы - памяти нам мало.

Мы не отмечены строкой

На тысячах мемориалов.

И если в мирной тишине

Услышишь голос мой уставший,

Прохожий, вспомни обо мне

И всех безвестных и пропавших..

 

Порой у Вечного Огня

Лежат цветы, как чья-то память.

Для неизвестного меня

Нельзя в помин свечи поставить.

Холодной утренней росой

Омыт окоп, приютом ставший.

Я - не погибший, не живой,

Один из... без вести пропавших.

                                      Yani,

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS