117 стрелковая дивизия

                           1-го формирования (Куйбышевская)
                                                   
                                                 
         

         

     Утренняя сводка Совинформбюро 2-го июля сообщала, что наши войска в ночь на 2 июля развернули боевые действия по уничтожению передовых танковых частей противника.

     На рассвете передовой отряд 3-й танковой дивизии немцев появился на западном берегу Днепра в районе Рогачева. Немецкие танки начали открыто маневрировать, прощупывая место для переправы. Артиллерия 167 сд открыла по ним огонь.

     Рано утром появились немецкие солдаты на правом берегу Днепра и в полосе обороны 117 сд. По-прежнему, моросил мелкий дождь. 117 сд получила Боевой приказ № 3 штаба 63 ск оборонять полосу Цупер-Жлобин-восточный берег реки Днепр до Смычек, имея в качестве основной задачи - оборону Жлобинских мостов, а так же охранять тыловой район до линии Кривск-Перевичи-Черная Вирня.

 

      Боевой приказ №3. Штаб 63 ск опушка леса восточнее нп.Луговая Варня, 7.55  2.07.41   

     Танковые подразделения противника вышли на западный берег реки Днепр и группируются перед фронтом Рогачев-Жлобин.

     Справа 187 сд (45 ск) занимает оборону по восточному берегу р.Днепр на фронте (иск.)Гадиловичи  и севернее. Граница с ней Любоничи-Гадиловичи, (иск)Ширки, (иск)Сураж. Слева 110 сп занимает оборону по восточному берегу о.Днепр от устья р.Березина на юг. Граница с ним (иск)Горваль, (иск)Уваровичи,(иск)Ветка.

     63 ск переходит к упорной обороне рубежа р.Днепр на фронте Зборово-Жлобин-Устье р.Березина, сосредотачивая  основные усилия на правом фланге. Готовность обороны 16.00 3.7.41г.

     167 сд вместе с 1 и 2 дивизионом 503 гап и саперной ротой 53 сд оборонять полосу:  

Рогачев, (иск)Цупер, Майский, совхоз, Турок, Зборово. Граница слева (иск)Луки, (иск) Цупер, Городец, Меркуловичи.

     117 сд оборонять полосу: Цупер, Жлобин, восточный берег р.Днепр до Смычек, Кривск, Перевичи, Черная Вирня, имея основной задачу -оборона Жлобинских мостов. Передний край полосы главного сопротивления: Цупер, северо-западная и южная окраина Жлобин, восточный берег р.Днепр. Артиллерия дальнего действия (АДД) – 3-й и 4-й дивизиона 318 гап и 3-й дивизион 546 кап.

     61 сд оборонять район Гадиловичи, Великие Стрелки, Фундаменка, Старый Кривск. Подготовить контратаку в  направление Жлобин. Готовность к открытию огня для АДД 14.00 3.7.41г. Мой КП - опушка леса восточнее  совхоза Турок, Запасной КП - в районе Каменка Рысковская.

                                Комкор Петровский                                 НШ 63 ск Фейгин

 

      Передний край обороны дивизии должен был пройти от Цупера по северо-западной и южной окраине г. Жлобина и далее по восточному берегу Днепра. Для этого дивизии предписывалось подготовить контратаку в направлении Жлобина к 14.00 3-го июля 1941г.

     117 сд были приданы 3-й и 4-й дивизионы 318 гап БМ и 3-й дивизион 546 кап (ЦАМО фонд 63 ск опись 388835 дело 2 лист 9). 275 сп начал скрытно выдвигаться на новые позиции.

     В 9 часов утра немцы открыли пулеметный и минометный огонь, их бронемашины курсировали вдоль западного берега Днепра. Было ранено несколько красноармейцев-связистов, прокладывавших по берегу телефонную связь. Подразделения 117 сд не отвечали на огонь, чтобы не демаскировать свои огневые точки.

 

Из дневника бывшего командира взвода связи 2 батальона 240 сп Подольского Александра Семёновича: 

…2 июля 1941г.   Отходим на новый рубеж обороны. Маленькая передышка. Окапываемся. Получаю благодарность от командира батальона за хорошую связь. Служу Советскому Союзу! Рыщут шальные пули. Маленькое деревцо. Надпись "За советскую Беларусь"…. 

     Пушка 45 мм бьет по фашистам. Лейтенант оказывается с этой деревни. Успел попрощаться со своими родными.

     Перехватил сухарь с водой, сахар утерял, моя расхлябанность. Закурил. Прилег. Призадумался....

 

Изписьмаписаря 275 сп рядового Борзых Евгения Карповича:

Со станции Кинель, 2/VII– 41г, 7 часов вечера

    Добрый час, Маруся, Володя и всё оставшееся семейство. Сообщаю, что выехали мы со станции Бузулук в 3 часа дня. Теперь нам уже известно, что едем на фронт. Место высадки будет за Черниговым на Луцко-Львовском направлении, впрочем, это место самых ожесточённых боёв, где наши Львов сдали и постепенно отходят на выгодные позиции.

     Живите спокойнее, вам создают пока ещё условия гораздо лучше остальных, где можно, конечно, организованно помогайте не в ущерб собственному здоровью. Все мы не пропадём, и приедем, и жизнь забьёт новым радостным потоком. Если буду жив, то привезу Володе что-нибудь на долгую память.

     Передайте привет тёте Оле, дяде Ивану, Клавдии. Если приеду, то в честь победы, моей жизни устроим праздник. Пока всё. Следующее письмо ожидайте с места.

                                                    С приветом  Е.Борзых

 

     С появлением немцев в полосе обороны дивизии активизировалась фашистская агентура в тылу частей, приходилось быть постоянно начеку. Диверсанты портили связь, сигналами с земли указывали расположение военных объектов и войск, корректировали артиллерийский и минометный огонь противника, подключались к линиям нашей связи.

 

 Вспоминает бывший старшина 3 роты 275 сп Филатов Александр Егорович:

…Под Жлобином рота пошла за Днепр утром рано, а нас с Хворостяниновым оставили с имуществом, а от нас наш хозвзвод метров 300. И вот мы пошли в хозвзвод с мешками за кашей. Смотрим, справа на пригорке лежит мл.лейтенант и стреляет вверх в сторону хозвзвода. Он вскочил и скрылся в кусты, мы значения не придали….

…Числа примерно 30.6 или 1.7.41г. под Жлобином на левой стороне Днепра батальонный хозвзвод находился в лесу. Мы с Хворостяниновым, когда шли в хозвзвод, не доходя метров 250-300 в лесу на бугорке лежал мл.лейтенантт и стрелял с нашего нагана в сторону хозвзвода вверх стежками, т.е. трассирующими и простыми пулями. Я его пригласил на обед, он возражал, я настоял.

   Как только стали подходить к хозвзводу, немец из-за Днепра открыл огонь из минометов. Мл.лейтенант от нас убежал. Огонь продолжался минут 10-15, было убито и ранено, пострадали лошади, они перепутались. Он, оказывается, трассирующими пулями показывал цель….

 

     Последствия тяжелого длительного перехода и настроение благодушия продолжали ещё сказываться. К вечеру уставшие красноармейцы успели выкопать только стрелковые ячейки полного профиля, не соединив их ходами сообщения. Не были оборудованы пулеметные гнезда и ДЗОТы. Проверяя готовность обороны своего полка, подполковник Витушкин потребовал от командиров рот неукоснительного выполнения приказа по укреплению позиций обороны.


Вспоминает бывший начштаба 3-го батальона  240 сп лейтенант Синельников Васи­лий Федорович:

     На правом берегу были замечены немецкие солда­ты, но огня они по нас не вели. Только часов в девять был открыт немцами слабый автоматный и минометный огонь, и у нас около штаба осколком мины был ранен один солдат, связной из какой-то нашей роты. Пришлось и нам подготовить для себя земляное убежище.

     Местность района обороны нашего батальона была покрыта сплошь кустарником ,и это давало возможности скрытно выходить на самый берег Днепра, где и проходил передний край обороны.

     К вечеру первого дня в батальон приехал командир полка подполковник Витушкин и сделал нам грандиозный разнос за то, что мы не закопались в землю. Помню одно его выражение: "Вы что же думаете, что в Германии произойдет революция и Ваши солдаты будут брататься с немцами?"

     Он был, конечно, совершенно прав, но и мы ничего не могли сделать. На форсированном марше солдаты и командиры очень устали и к концу дня сумели выкопать только окопы полного про­филя, не объединив их ходами сообщения. Пулеметных гнезд, дзотов и других долго­временных оборонительных сооружений совсем не было сделано. До сих пор точно не знаю, какие силы немцев были на правом берегу, но, мне кажется, что это была или разведка или небольшой десант. 

     Штаб 117 сд так же переместился на новое место и углубился в лес. Вечером 121 автобатальону было приказано имущество складов дивизии загрузить в автомашины, рассредоточив и замаскировав их, быть в готовности к переезду, а автовзводу разыскать лесосклады со штабелями досок и бревен или брошенные избы для обеспечения переправ строительным материалом.

     Дивизия готовилась к броску через Днепр в Жлобин. В район, прилегающий к мостам, стягивались стрелковые подразделения, выдвигалась на огневые позиции прямо против Жлобина артиллерия 322 лап и 707 гап.


Из письма начальника штаба 707 гап майора Спирина Василия Степановича:

Письмо от 2.7.41г.  

…Второй день идет дождь, да такой противный, что сухой нитки не осталось. Завтра выхожу на позицию. В победе уверен. Часто подвергаемся воздушной бомбардировке, но пока что везет, все благополучно. Сбили пять самолетов своей зениткой. Впереди большие боевые испытания, тяжесть и сложность которых предвкушаю сейчас.

     Находимся в Белоруссии, где местность исключительно лесистая и болотистая. Тяжело приходится. Письмо пишу 4-е. Нет уверенности, получишь ли ты это письмо. Пишу на п/о до востребования, мне можно будет писать только тогда, когда я тебе сообщу об этом. Ну, будьте здоровы, живите богато, а я уезжаю все дальше  и дальше от вас, дорогие мои, и больше, чем уверен, что мы еще с вами встретимся, и будем жить поживать и пошаливать.

     Сегодня ночью спал в санитарной машине, видимо промок и простыл. Голова разламывается на части, сейчас чувствую слабость, но дело идет на лад. Ну, все, целую! Вася. Город Жлобин….


Из письма от 2.7.41 г командира взвода топоразведки лейтенанта Попова Бориса Ильича:

     Здравствуй, папа! Сейчас послал деньги 600 р и облигации /они мне здесь не нужны/. 200 руб истрать на Глеба, это ему от меня за отличную учебу. Я, кажется,  тебе уже писал, что сейчас я на мехтяге. Двигаюсь на Жлобин. Каждый день мочит дождь.

         Всем привет   Борис

P.S. Ты уже должен получить денежный аттестат, по которому 15.07.41г должен получить 300 руб в РВК и так каждый месяц.

ОПИСЬ

Вложения в Ценное Открытое письмо. ст. Хотьково Московской обл.

Попову Илье Спиридоновичу.

Облиг. выпуска 3-й пятилетки 3-го года в сумме 700 р.

Обл. выпуска 3-й пятилетки 2-го годав сумме 50 р.

Итого: семьсот пятьдесят.

Подпись: Б. Попов.

Почтовая печать. Кривск, Гомельской обл. 2-7-41

 

                                    Оперативная сводка №1к 21.30 02.07.41 по 21А.

   66 ск – продолжает сосредоточение в район назначений для обороны, по железной дороге, машинами и маршем.

А) 117 сд продолжает сосредоточение на рубеже ПРОСКУРИН, устье р.БЕРЕЗИНА, р.ДНЕПР.

Б) 61 сд передана в подчинение  Комкору 63. Основные её силы выгрузились на станциях УЗА, РОСТЮКОВКА, два эшелона в пути. Район сосредоточения Б.СТРЕНЬКИ, ВИШЕНКИ, ГОРОДЕЦ.

 

Из дневника бывшего командира 3 батареи 321 озад Годун Владимира Демидовича:

…2 июля 1941г. Прибыли к Жлобину. Участвуем уже действительно в боях. До противника  5 км. Кончился переход, форсированный марш. За трое суток покрыли 210 км. Всю дорогу прикрывал с воздуха. Могу похвастаться: ни одной жертвы дивизия за марш не имела. Оборонял неплохо. По дороге и учились: за время это сбили три самолета противника. А это результат не так уж и плохой. Население встречает и с надеждой провожает в бой. Хочется сказать этим людям что-то теплое, приятное...

     Окопался, ОП(огневую позицию) занимал с ходу. Изготовился, и, когда появились стервятники, то открыл огонь. Потолок сразу поднялся от нескольких десятков метров до 2,5 - 3-х километров.

     Работа все время это - будничная. Беспрерывно сидим на ОП, отдыхаем возле орудий и приборов. Настроение у бойцов боевое. Чувствуют себя неплохо. Сегодня годовщина знакомства с К. В честь этого дня хлопнул одного фашистского стервятника….

 

Вспоминает старший инструктор политотдела 21 армии старший политрук Премилов Анатолий Игнатьевич:

     В сосновом лесу, близко к берегу Днепра, были огромные воронки от немецких бомб: немецкие летчики бомбили тылы наших наступающих частей (это были части 117-й Куйбышевской дивизии). Воронки были так велики, что повар с походной кухней на машине заезжал в них для набора воды. Интересно, что у повара на груди была медаль «За отвагу», которую он получил в финскую. Севернее железнодорожного моста через Днепр у Жлобина, на песчаном холме, стояла зенитная пулеметная установка. Расчетом командовал сержант Внучков, участник финской войны, также награжденный медалью «За отвагу», уроженец Рыбинска. Настроение у расчета было боевое: стрелять они умеют, окопчики есть, питанием обеспечены, боеприпасов много... На моих глазах над лесом появилась тройка немецких бомбардировщиков. Внучков метко бил по самолетам трассирующими пулями:было хорошо видно, как пули ударяются в дно фюзеляжа, но неповрежденные самолеты пролетели дальше. Мы с батальонным комиссаром пошли в другое подразделение полка, но не прошли и двести метров, как с того же направления опять появилась тройка бомбардировщиков, и мы услышали свист падающих бомб. Я крикнул своему товарищу: «Ложись!» — и мы еле успели лечь, как перед нами среди сосен поднялись разрывы. Воздушной волной нас отбросило с места, а над головой о деревья застучали осколки. Следующая серия бомб легла в районе зенитной установки. Бомбы (воронки от них были небольшими) рвались немного выше дороги, по которой мы шли, и их осколки прошли выше нас. Если бы бомбы упали ниже, то нам бы не быть в живых — осколки изрешетили бы нас. Около зенитной установки не было видно никого, и когда мы прибежали к ней, увидели страшную картину: сержант лежал мертвый, сожженный фосфорной бомбой — целыми остались сапоги да опаленная огнем медаль на почерневшей груди. Появился шофер машины, он прятался за деревья и лежал на земле, когда сержант вел стрельбу по самолетам. Третьего человека не было видно, окопчики, что были около установки, сровняло с землей, но шофер закричал: «Его засыпало песком!» — и начал руками разгребать песок. Скоро показалась спина бойца, и мы вытащили его. Пулеметчик был жив. Он сел на землю, прочихался и пришел в норму. Его засыпало в полусогнутом положении лицом вниз — это и спасло его от удушья. Увидев обгорелого сержанта, он сказал: «Ну, гады, я вам отомщу за своего сержанта. Смерти я не боюсь, уже побывал на том свете».

     Мы перешли в другой полк. Здесь было несколько пленных немецких солдат, которых надо было допросить. Появился фотокорреспондент и решил сфотографировать их. Пленных выводили из дома, охраняемого бойцами, и строили во дворе дома: фотограф был без оружия, а боец-часовой один, поэтому я для безопасности вынул наган и рукой с наганом показываю немцам, как надо стать. Они очень перепугались: им казалось, что русский командир хочет их перестрелять, а фотограф будет делать снимки! Переводчиком мы попросили быть врача полка, еврейку из Энгельса. Я сказал ей, чтобы она перевела, что их будут фотографировать, а они подняли шум и начали кричать: «Найн, найн, нихт нацист», — и все показывали на одного рослого немца — мол, он нацист. Фотограф сделал несколько снимков, и пленных увели, оставив нациста для допроса. Из ответов выяснилось, что он артист из оперного театра в Дортмунде, на фронт пошел добровольно, надеясь скоро получить поместье в России, и очень огорчен тем, что попал в плен. Плен он считает временным, так как война кончится скоро, и его освободят из плена, — но раз он попадет в концлагерь, имения его семья уже никогда не получит. Я объяснил этому одурманенному Гитлером немцу, что война не кончится через два месяца, и он не вернется в Германию, пусть считает себя счастливым, что остался жив. Он скептически отнесся к этому и заявил: «Фюрер сказал, значит, так и будет». Это был образец немецкого солдата, одураченного Гитлером обещаниями нажиться за счет разграбления имущества советских людей и уверенного в легкой победе над Россией.

 

Гудериан «Воспоминания солдата»: 2 июля части танковой группы находились: 1-я кавалерийская дивизия — южнее Слуцка, 3-я танковая дивизия — в Бобруйске (передовой отряд дивизии стоял перед Рогачевом), 4-я танковая дивизия — в Свислочь, 10-я мотодивизия — восточное Слуцка; дивизия СС «Рейх» — севернее Балусевичи на Березине, 10-я танковая дивизия — в Червень, пехотный полк «Великая Германия» — севернее Барановичи; 18-я танковая дивизия — в Борисове, 17-я танковая дивизия — в Кайдано, 29-я мотодивизия — в Столбцах, 5-й пулеметный батальон — юго-восточнее Барановичи.


Если Вы располагаете какими-либо сведениями о 117 сд, фронтовыми письмами, воспоминаниями, свяжитесь с автором - kazkad@bk.ru. Спасибо!
Победа 1945  




Привычный праздничный салют -

Победу празднует столица.

Жаль - ветеранов узнают

По орденам, а не по лицам.

И боль войны, уже чужой,

Далёка внукам или близка?

Я - не погибший, не живой.

Пропавший без вести по спискам.

 

Мы, защищавшие страну,

Её Победы не узнали.

Мы только встретили войну

И в сорок первом задержали.

"С неустановленной судьбой" -

Пришло известие в конверте.

Я - не погибший, не живой,

Я - человек без даты смерти.

 

Парад, Победа, ордена

Достались нашим младшим братьям.

А нас проклятая война

Надолго спрятала в объятьях.

Фамилий скорбен длинный строй -

Судьбы бессмысленно-военной.

Я - не погибший, не живой.

Я - горсть земли и часть вселенной.

 

Тяжёл безвестности покой,

Не славы - памяти нам мало.

Мы не отмечены строкой

На тысячах мемориалов.

И если в мирной тишине

Услышишь голос мой уставший,

Прохожий, вспомни обо мне

И всех безвестных и пропавших..

 

Порой у Вечного Огня

Лежат цветы, как чья-то память.

Для неизвестного меня

Нельзя в помин свечи поставить.

Холодной утренней росой

Омыт окоп, приютом ставший.

Я - не погибший, не живой,

Один из... без вести пропавших.

                                      Yani,

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS