117 стрелковая дивизия

                           1-го формирования (Куйбышевская)
                                                   
                                                 
         

 

                  Оперативная сводка №45к 03.00 21.07.41г.  Штарм 21 ГОМЕЛЬ.

3.63 ск с 546 кап, 318 гап БМ, 503 гап, 387 гап наступает с рубежа ЛУЖКИ, КОЛОСЫ, ХАПАНЫ, СТРЕНЬКИ, КЛЮЧИ, ТОРФ.ЗАВОД, ДУБОВО, ЗАГРАДЬЕ, РУДНЯ МАЛ.

61 сд, обеспечивая правый фланг корпуса, занимает рубеж ЛУЖКИ, КОЛОСЫ.

167 сд на рубеже ХАПАНЫ, СТРЕНЬКИ, КЛЮЧИ.

154 сд занимает рубеж: ТОРФ.ЗАВОД, ДУБОК, ВЯЗОВО, ЗАГРАДЬЕ. Потери: с 13 по 18.7 убито 133, ранено 787 человек. Выведено из строя: орудия 45 мм – 11, пушек 76 мм ПА – 2, пушек 76 мм ДА – 5, орудий зенитных – 3, автомашин -6, миномётов – 2, ст.пулемётов – 12, ручных пулемётов – 30.

117 сд с 637 кап сосредоточилась в лесу 4 км юго-западнее РОГАЧЁВ в готовности к наступлению во втором эшелоне за 167 сд.

 ШТАКОР 63 – лагерь пионеров восточнее РОГАЧЁВ.

 

     В 4.00 21.07.41г поступил Боевой приказ №11 Штаба 63 ск о наступлении корпуса в поддержку наступления справа 67 ск на Могилёв и слева 66 ск на Бобруйск.

…63 ск усиленными ночными поисками изматывает противника и захватом пленных уточняет его группировку, после чего ударом в общем направлении южнее шоссе Рогачев - Бобруйск продолжает выполнять задачу по разгрому Жлобинско-Бобруйской группировки. Готовность к атаке 13.00 21.7.41г. Арт.подготовка 30 мин. "Ч"-15.30.

...4. 61 сд, не допуская переправы противника через р.Друть, к исходу дня овладеть рубежом Маньки, Семенковичи. Переправу через р.Друть на рубеже Озераны прикрывать отрядом капитана Габараева. Граница слева иск.Турск, иск.Рогачёв, иск.Надейновичи, иск.Мал.Бертинки (ЦАМО фонд 953 опись 1 дело 3 лист 127).

     61 сд предписывалось обеспечить правый фланг корпуса , не допуская переправы противника  через р.Друть, и к исходу 21.07.41 овладеть рубежом Маньки, Семенковичи. Переправу через р.Друть на рубеже Озеране обеспечивал отряд капитана Габараева. Граница слева (иск) Турок, (иск)Рогачев, (иск)Надейковичи, (иск)Мал.Бортники.

     Задача 154-й сд – перейти к обороне (вместе со 110 сп, 36 лап и 5 минбатом) на рубеже Широкое, Кабановка и нанести удар в направлении Заводный, Ухватовка, Поболово. Ближайшей задачей намечалось овладение рубежом Миньков, Тертеж, Приречье с дальнейшим наступлением на Поболово.

     Артиллерии было приказано подавить узлы сопротивления в Ясеневка, 144.9 и лес восточнее северной окраины Заболотья, 146.8, а так же не допустить подхода резервов противника.

     В соответствии с Боевым приказом №11 дивизия (без 1/240 сп) атаковала противника на фронте Мелиоративная станция, совхоз южнее Заболотье, уничтожала противостоящего противника с задачей к исходу дня овладеть рубежом Затишье, Равенство и в дальнейшем наступать в направлении Слобода Лисковская, обеспечивая себя слева выдвижением одного батальона уступом влево. Граница слева Ходосевичи, Заболотье, Пласкиня, пос.Вергиняския.

     Наступление предварялось 30-минутной артподготовкой.

     Согласно "Плановой Таблицы Наступательного боя 21 июля" штаба 63 ск, пехота 117 сд состояла из 240, 275 и 820 стрелковых полков с готовностью в 13.30, артиллерия 117 сд включала в себя 322 лап, 707 гап и 1-й дивизион 637 кап. Особое внимание обращалось на левый фланг 117-й сд.

     Получив из штаба дивизии Боевой приказ, командир 240 сп майор Студеникин Иван Васильевич немедленно направил указание 3 батальону, находившемуся в районе Хопаны, прибыть к 13.00 на исходные для наступления позиции - северо-западную опушку леса в 1,5 км южнее деревни Марусино.

 

Вспоминает бывший красноармеец взвода конной разведки 240 сп Борисов Иван Аверьянович:

…И вот, если не изменила память, под Рогачевом, я только приехал из штаба дивизии, командир полка приказывает, срочно в 3-й батальон пакет. Сверился по карте, место обороны населенный пункт Глушкевичи, и в путь. Проехал лесом, нужно пересечь открытую местность до километра. А конь? Завожу коня в кустарник, наломал веток. Кладу его на бок. Стремя обязательно перебрасываешь через седло, левое - направо, правое налево, укрыл ветками, а сам лесом в сторону от коня. Осматриваю местность, опутываюсь травой с ног до головы и ползком по-пластунски, выбирая рельеф местности. Особенно в таких случаях ориентируемся и проделываем себе маршрут, где больше воронок от снарядов. В случае обстрела воронка - твоя спасительница.

   Вот так доставил я пакет и обратно к своему "Сынку". Подхожу к нему, а он лежит, ждет команды, а в первую очередь сухаря….

 

      1-й батальон 240 сп получил задачу прикрывать переправу через р.Друть наступающих на Озеране частей 61 сд.

 

Вспоминает бывший командир взвода 2 роты 240 сп мл.лейтенант Сухинин Петр Владимирович:

… работала наша и немецкая артиллерия. Настойчиво работали пулеметы, и мы вели себя достойно. Следили, откуда ведется огонь, засекали их точки и вели по ним огонь. Такая была у нас задача: засекать огневые точки и уничтожать.

…Я был ранен, когда из обороны взвода был вызван в батальон за получением задачи, и когда я после ранения добрался в более безопасное место, меня там ждал медицинский работник, с санитарами и носилками….

…И когда меня раненного отвезли артиллеристы до штаба, и скорее всего этот штаб был дивизионный, размещался штаб в палатках и в землянке. Меня напоили морсом и отправили на машине в госпиталь. В штабе царила боевая деловая обстановка, все работники штаба аккуратно чистыми выглядели….

…брат Дмитрий узнал о моем ранении, хотел увидеть меня раненного, но в медсанбате меня не захватил, меня отправили в госпиталь….

 

     Подготовка к предстоящему наступлению проходила под интенсивным артиллерийским и минометным огнем противника.

 

Вспоминает бывший красноармеец  хозвзвода 3 батальона 240 сп Карпеев Григорий Федорович:

…в 12.00 я получил приказание подготовить обоз и в 14.00 двигаться на старое место, откуда прибыли. Я дал команду запрягать и подъехать к кухне. Я поехал до кухни и спросил повара, где командир взвода. Он ответил: «Вон в землянке пьют". Я зашел в землянку, доложил. Он спросил: "Обоз готов в 14.00 выехать?" Он на Кузнецова: «Налей ему чайной!" Кузнецов налил, я разлил на два, добавил водой и поехали, заехали в молоковарный завод. Он стал бить по нас. Мы тронули, приехали в поселок, остановились. Мои лошади чуть прошли дом, а повозка прямо под домом.

     Он первый снаряд дал недолет. Я крикнул: «Ребята недолет 50, цель по мне, следующий снаряд мой!" И сверкнула у меня мысль, надо перелезть на ту сторону, а то меня сейчас ранит. Поднял левую ногу на колесо, хотел перелезть, у меня обратная мысль, здесь ранит, а там убьет. Только спустил ногу, и слева метрах 10-15 разорвался снаряд и осколком мне по ноге. Я крикнул: «Есть, братцы, левая нога!» - и побежал за лошадьми. Догнал, сел, Уваров подъезжает: "Что, Корнеев, ранило? Я говорю: «Да». Он привел санинструктора, сделали перевязку. Я доехал до того места, где были 18 июля, стал слезать, но нога моя не шевелится. Я подполз к Уварову и сказал: «Отправляй меня в санбат». Уваров дал команду Переплякову, чтобы он отвез меня.

     Только выехали на дорогу, идет санитарная повозка. Меня пересадили к ним и привезли в полковой санбат. Меня взял санинструктор, подходит ко мне врач Бруснигин и говорит мне: «Что, Гриша, попал? ". Он санинструктора послал за другим, а сам занялся со мной. Очистил мне рану, промыл спиртом, и мы с ним попрощались. Ночью меня привезли к железной дороге в колхозную конюшню….

    

Боевой приказ №012 21.07.1941 12.00 штаб НАД-117 лес 2,5 км юго-западнее Задрутье

1. Противник продолжает оборонять рубеж Ясеновка Заболотье.

2. Справа 167 ад наступает в направлении Новоселье, Кашары. Граница с ней Ходосевичи, северная окраина Заболотье, Кашары южные, Слобода Лисковская.

     Слева 154 сд овладевает рубежом Миньков, Тертеж, Приречье. Граница с ней СВХ, Пласкиня, поселки Бирчанские.

3. 117 сд атакует противника мелиоративная станция, СВХ и к исходу дня овладевает рубежом Затишье, Равенство. В дальнейшем наступает Слобода Лисковская.

4. ПП 275 – 707 гап. Огневые задачи:

   а/ подавить огневые точки противника на северной и восточной окраинах Заболотье, севернее церкви в районе отметки 146.8;

   б/ не допустить огневого фланкирования из района Новоселье;

   в/ не допустить подхода резервов и танков из района «Веселый»;

   г/ ДОП сектор. Вправо одним дивизионом «Новоселье» с выводом пехоты на западную окраину Заболотье. Дивизионы переподчинить батальонам.

5. ПП 240 – 322 ап. Огневые задачи:

   а/ до ввода в бой 240-го сп поддерживает 275 сп;

   б/ подавить огневые точки противника в районе СВХ отметки 144.4;

   в/ не допустить огневого фланкирования из района «Ключи», «широкая»;

   г/ не допустить подхода танков по дорогам из «Широкий Рог», «Зелёный Дуб» с выходом 240 сп на рубеж отметки 144.4. Дивизионы переподчинить батальонам.

   д/ не допустить контратак противника из района Елки.

6. Готовность к открытию огня 13.00, артподготовка 30 минут.

7. Расход боеприпасов ¼ боекомплекта.

8. КП – 140.4. В дальнейшем перемещается в направлении 144.4, 151.8.

                            Нач.арт.див.-117  подполковник              / Данилов/

                                  НШ НАД-117 майор                          /Соколов/

 

Вспоминает красноармеец 6-й батареи 2-го дивизиона 707 гап Захаркин Максим Павлович:

…После были в г.Рогачеве. Место отхода не помню, знаю, что командовал старшина привал, обед на большой высоте в саду. Старшина наш Воронов Василий Дмитриевич, кадровый….

 

Вспоминает бывший старшина 6-й батареи 2-го дивизиона 707 гап Воронов Василий Дмитриевич:

…От подступов к Рогачеву до дер. Заболотная меняли позиции очень часто….

…После жлобинского боя нас перебросили в гор.Рогачев, где мы выбили немцев из Рогачева и продвинулись левее Рогачева до дер.Заболотная, но немец попытался нас отрезать….

Вспоминает бывший адъютант командира 275 сп мл.сержант Ражев Василий Андрианович:

…В период артподготовки наш полк поддерживал 707 гап, которым командовал майор и все время был с нашим ком.полка…

…В бою за г.Рогачевом с нами все время бы командир 707 гап майор Гараган. Рота, которой командовал л-т Федосеев  ( 4-я рота), заняла деревню, снайпер прямо в голову его убил. Меня Ляпин послал днем проверить роту, навести там порядок, и я там задержался до ночи. Когда возвращался, то во ржи встретил двух поваров, которые несли обед, ужин в эту роту. И они мне прямо в каску наложили каши с мясом.  

   Я пошел в штаб, на ходу прямо рукой ел эту кашу. Тут же меня встретил Ляпин и Гараган, я их накормил этой кашей….

 

По данным сайта ОБД: лейтенант Федосеев Илья Семенович, 1917 г, в Красной Армии с 1937 г, призван  Инзенским РВК, командир стрелковой роты 275 стрелкового полка с 7.04.40 г, член КПСС, пропал без вести в 1941 году. Жена: Федосеева Лидия Фёдоровна, Ульяновская обл, пос.Инза, 2-я Набережная, дом 4.

 

Вспоминает бывший врач 707 гап ст.военфельдшер Рождественский Орест Георгиевич:

…Особенно запомнился в первом бою санинструктор Журавлев, гигант с богатырской силой. Он на руках, как ребенка, чуть пригнувшись, бегом выносил раненых с поля боя вместе с их оружием. К. сожалению он был тяжело ранен на марше к Рогачеву и эвакуирован в тыл. Не меньшей воинской доблестью обладал санинструктор Мартынов. Большую работу с ранеными проводила военфельдшер Сания Набиулина (из Казани)….

 

      В течение нескольких часов батальоны пехоты не могли взломать укрепления фашистов, зарывшихся в землю и спрятавшихся в домах на окраине Заболотья. Каждый раз наступление захлебывалось от мощного огня вражеской артиллерии, скрытых пулеметных точек и минометов. Противник несколько раз сам поднимался в атаку, но так же отходил, встретив плотный огонь наших пулеметов.


Вспоминает бывший старшина 3 роты 275 сп старшина Филатов Александр Егорович:

…За Рогачевом, я с боепитанием батальона, получил патроны несколько ящиков, гранаты, дали в хозвзводе повозку, и я проехал примерно с километр.  Оставил повозку в лесу, пошел по болоту, где располагалась наша рота. И вот на этом болоте, на осушительном канале, за ручным пулеметом лежал красноармеец Хворостянинов. Я окликнул, молчит. Когда осмотрел, он убит... Пуля попала в лоб и из него не вышла. Он лежал за пулеметом, как учили по уставу: на ноги ремень положен для поглощения толчков, а правая рука на спусковом крючке, лежал, как живой.

     Я доложил командиру роты ст.л-ту Шапошникову, что за болотом ждет повозка с боепитанием. Он сказал, что все есть у бойцов, а тебе не нужно бы идти. Я доложил о Хворостянинове. Он сказал, что знает, иди к ребятам в окоп, сейчас пойдем в наступление.

     И вдруг с левого фланга крикнули, что два солдата бегут в сторону немцев. Кто кричит, что наши солдаты. А это оказалась разведка противника, возвращалась из нашего тыла. Почему перепутали чужих со своими? Это были 2-е итальянцев, у них гимнастерки такого же цвета, как наши, немного посветлей.

     Пошли наступать на сад. Он был от нас метров 300. Командир роты Шапошников от меня был правей. Встал на колени и крикнул: «Рота, впе...". Не договорил и был смертельно ранен в лоб. Политрук роты с 2-мя кубиками Корытин взял его полевую сумку, оставил 3-х красноармейцев. Они его похоронили на этом месте. Политрук дал команду: «Рота, слушай мою команду! Вперед!" Пошли наступать на барак. В нас никто не стрелял. Слышим, справа тоже кричат наши.

     В один угол били мы, в другой 240 сп, были потери, а немцев там уже не было.

…Несколько человек в нашей роте ранило. Заняли оборону в саду. Рота отступила в лес, а нас осталось 13 человек. И немец начал обстреливать из минометов, ранило командира отделения….

     С нами остался ст.сержант, казах, он командовал скорострельным пулеметом. Немцы, примерно с полсотни солдат наступали на нас. Ст.сержант лег к пулемету, дал команду подпускать ближе. Оставалось метров 80, ст.сержант крикнул: «Огонь!» Он несколько очередей резанул по ним. Они залегли и стали отступать. Мы тоже стали отходить к своей роте. Метров 500 мы лугом отбежали. Немец по нам открыл огонь из автоматов и крупнокалиберных пулеметов. Мы удачно пришли в лес, разбирали, как получилось….

 

По данным сайта ОБД: лейтенант Шапошников Сергей Иванович, командир роты 275 сп, пропал без вести в сентябре 1941 г. Жена – Протасова Евгения Ивановна, г.Куйбышев, ул.Галактионовская 45 кв.7.

 

Вспоминает бывший политрук штабной батареи 322 лап мл.политрук Бобков Николай Степанович:

…мы стояли за каким-то длинным деревянным мостом в овраге. Впоследствии   вспомнилось, что мы были рядом с молочным заводом. И в 100-200 метрах упал сбитый самолет. Я побежал с солдатами на это место. Самолет в щепки, летчик весь изуродован, а мотор ушел в землю. Я приказал спуститься в яму на ту глубину, где мотор. Оказалось, что мотор попал в подвалы завода, где были сгружены бочонки со сгущенным молоком, которым впоследствии мы питались 3-4 дня, вытаскивая через эту яму. Взяв документы у сбитого летчика, я прочитал Чернов Николай, кончил Чкаловское авиационное училище….


Вспоминает бывший помощник командира взвода связи 1 дивизиона 322 лап сержант Жуков Иван Иванович:       

… Под Рогачевом бой был 3 суток, взаимодействовал с 240 сп. Бой вели чаще по огневым точкам противника, и приходилось бить шрапнелью по живой силе и осколочным. Приходилось бить по танкам бронебойным прямой наводкой.

   Наблюдательный пункт под Рогачевом переносили 3 раза…. 

 

Вспоминает бывший замковый орудия 1 батареи 1 дивизиона 322 лап красноармеец Течкин Николай Дмитриевич:

…За Рогачевом там мы били по одному совхозу, не могу его назвать, где нас благодарила пехота…. За Рогачевом были мы одни сутки, и начали отступать….

…Я был в расчете замковым, и Клюев был в 3 орудии замковым. 7 человек было в расчете….

…В Рогачев утром рано. Не помню, но точно в июле месяце. Шофера машин в расчет не входили. Переправу через Днепр, переезжали через мост, мост был низкий, почти лежал на воде, наверное, навели саперы.

   По совхозу мы вели огонь за Рогачевом, по правую сторону за Рогачевом, я помню, еще была маленькая речушка, а точно не скажу, ну, я слышал, вроде говорили Березина, и еще помню за заводом, который выпускал сгущенное молоко. Вот там мы вели огонь….

…Клюев И.П.был убит за Рогачевом, когда мы вели огонь по совхозу и нас засек немец, нашу батарею и начал нас обстреливать. Бил он долго из орудий, и мы снялись и уехали…. 

… на опушке леса у какой-то фермы убили его осколком, и похоронил я его в окопчике, в котором сидел наш батарейный связист и принимал команду с наблюдательного пункта от командира батареи, и я его зарыл в этом ровике….

 

Вспоминает бывший командир автовзвода штаба 117 сд техник-лейтенант Новохатский Михаил Иванович:

…Во время боев за дер.Заболотье нашему автовзводу была поставлена задача обеспечить наступающую артиллерию боеприпасами. Несколько автомашин со снарядами прибыло в распо­ряжение артдивизиона, прикрывающего оборону наших стрелковых частей. В течение нескольких часов батальоны пехоты не могли взломать укрепления фашистов, зарывшихся в землю и спрятавшихся в домах на окраине Заболотья. Каждый раз наступление захлебывалось от мощного огня вражеской артиллерии, скрытых пулеметных точек и минометов. Противник несколько раз сам поднимался в атаку, но так же отходил, встретив плотный огонь наших пулеметов.

     Так продолжалось несколько часов, пока командование не направило на этот участок артдивизион. Вместе с артиллеристами мы разгрузили машины, поднесли ящики со снарядами ближе к огневым позициям. Артиллеристы работали быстро и весело, шутками подгоняя друг друга. Когда орудия были установлены в кустах и замаскированы, а некоторые были готовы занять по команде открытые позиции и бить прямой наводкой, фашисты зеленой цепью пошли на наши боевые порядки в очередную контратаку.

     Вот уже враг в 400-500 м от наших позиций, командир дивизиона с наблюдательного пункта подает команду: «По фашистам, осколочным, огонь!» Эта команда передается по батареям, расположенным полукругом, окаймляющим лес. Часть пушек выкатили из зеленых укрытий на прямую наводку. Третий или четвертый снаряд разорвался в гуще шеренг противника, а потом на врага обрушились десятки снарядов. Огневой налет расстроил боевые порядки фашистов. В стане врага было явное замешательство.

     Заговорила вражеская артиллерия. Фашистские пушкари сразу вывели из строя одну пушку, стрелявшую с открытых позиций. Были убиты командир орудия и заряжающий, несколько человек из расчета были ранены. По команде командира дивизиона пушки с закрытых позиций открыли беглый огонь по огневым точкам фашистов, а с открытых позиций пушки продолжали стрелять по фашистской пехоте, пытавшейся укрыться за холмами.

     В этом жарком бою водители автомашин взвода тоже принимали активное участие. Отогнав машины в лес, они подносили ящики со снарядами к пушкам, отбрасывали стреляные гильзы. Один из вражеских снарядов врезался в землю недалеко от пушки, где я помогал ар­тиллеристам. Командир орудия и наводчик были тяжело ранены, а мне осколком резануло по пальцам правой руки. Орудие вышло из строя, раненых унесли, а мне санинструктор наспех обработал рану и перевязал её.

     Я пошел на наблюдательный пункт командира артдивизиона. Артиллерийская дуэль продолжалась, но наши артиллеристы явно брали верх. Артиллерия и пулеметы противника были подавлены. На поле вышли батальоны нашей пехоты. Они окончательно выбили врага с восточной окраины Заболотья. Находившийся на наблюдательном пункте батальонный комиссар Зорин обратился ко мне: «Получите отделение пехотинцев и вместе с водителями прочешите поле боя, соберите все оружие и боеприпасы противника, а у убитых офицеров - полевые сумки с документами, картами, письмами и все сегодня же доставьте в штаб дивизии».

     Кое-где еще вспыхивала стрельба. Санитары и выделенные им в помощь красноармейцы бегали по полю и подбирали раненых, подносили или подводили их к медпункту, разбитому у опушки леса и проселочной дороги. Здесь фельдшера и санитары оказывали

раненым доврачебную помощь для дальнейшей эвакуации на восточный берег Днепра. 

     Две санитарных машины, полуторки и несколько пароконных подвод увозили раненых. Тяжелораненых отправляли на подводах, чтобы меньше трясло.

     В одну из полуторок погрузили легкораненых бойцов. Я подошел к машине и спросил: «Есть ли кто из Москвы?». Двое откликнулись. Я с радостью отметил, что среди перевязанных бойцов ни одного унылого лица. 

     Мне предстояло выполнить распоряжение батальонного комиссара. Идя цепочкой человек двадцать по полю, мы внимательно рассматривали убитых фашистов. Их было на поле около двухсот. Собранного вражеского оружия и боеприпасов оказалась целая гора. Я наткнулся на офицера. Прежде всего, вытянул из кобуры автоматический восьмизарядный парабеллум и спрятал оружие в свою полевую сумку. После этого раскрыл полевую сумку офицера, там была карта с пометками цветного карандаша и книга в твердом синем переплете, по-немецки было написано Фридрих Ницше "Антихристианин"…. 

 

Вспоминает бывший начальник штаба 321 озад лейтенант Рохманюк Михаил Дмитриевич:

…Рядовой Эльман - разведчик взвода управления дивизиона. С ним мы ходили под Рогачевом с наступающим стрелковым батальоном, надеясь, что у кого-то из убитых немцев окажется автомат, который так хотелось иметь. В дивизии у нас не было ни одного автомата кроме нескольких трофейных, захваченных 13-17 июля под Жлобином. В первые дни и такие глупости мы могли делать, и только лейтенант, командир стрелковой роты, узнав, по какому случаю болтаются в цепи его роты артиллеристы, обозвал нас теми, кем мы были, и отрезвил нас, после чего мы ретировались в тыл….

 

     В бою в течение дня части 117 сд потеряли около 40 человек убитыми. Через 173 мсб прошло более 180 раненых.

 

                 Сводка о прошедших раненых по 173 мсб с 20.7.41г по 21.7.41г.

          Поступило - 180 человек, эвакуировано - 175 человек, умерло - 1 челов, осталось - 4 чел.  

                                   Нач.сан.див.117 в/врач 2 р. П.Ржевский

     Не покладая рук, сутками работали санитары, медсестры, врачи, шофера. Нужно было оказать своевременную помощь, накормить и эвакуировать раненых в полевой госпиталь за десятки километров. Не хватало медикаментов, крови для переливания, перевязочного материала, транспорта. Свирепствовала газовая инфекция. Враг усиленно бомбил расположение медсанбата, обстреливал санитарные машины, охотился за подводами с тяжелоранеными.    

     Огромное нечеловеческое напряжение легло на женские плечи санитарок и врачей.

 

Вспоминает бывший старший военфельдшер 173 мсб Волкова Александра Егоровна:

…Санвзвод мы часто ездили за ранеными на передний край. Я больше ездила, шофер был Казенко, он кадровик. Он меня учил водить машину, как заглушить и как завести. Мы погрузили раненых 3 человека, носилочные лежали в шинах с переломами. Когда на нас напал самолет, стал обстреливать, мы должны открыть задний борт и снять носилочных в укрытие. Когда открыли, у нас нет никого в кузове. В это время шофера ранили. Когда отлетел самолет, я собрала всех раненых, а один в метрах 300-500 кричит "Помогите". Я спрашиваю, как вы с машины слезли, или кто помог? Они сами не помнят, как это случилось. Так хотелось жить.

     Я села за руль, а шофера посадила рядом, он был ранен в лопатку, еле остановили кровь, туго наложить нельзя. Когда я вела машину, я дорогу не видела от слез. Рядом шофер ногами пинает: туда нажми, сюда наступи, а в кузове раненные все смешали и Сталина, и Гитлера, матерились. Когда привезла я их в МСБ, они увидели за рулем я, они тогда легкораненые с кабины вытащили и целовали и что со мной ни делали, очень были рады, что я их привезла.

     Вот тогда рядом с МСБ была машина клуб, особый отдел, меня сфотографировали и в кабине, и посадили на мотоцикл. Но эти фотографии все остались в Оржице в вещмешке, я все выбросила….

…Когда раненых было очень много, врачи делали только операции, а мы фельдшера первичную обработку ран. Иногда по двое суток не ложились отдыхать. Раненых долго нельзя было оставлять, отправляли, говорили, Гомель. Только оставались тяжелые нетранспортабельные.

     Палатка по переливанию крови была, там работала медсестра Женя, она была взята из Куйбышева из 3-й поликлиники. Я часто там помогала, и сама я троим давала кровь, а Женя раза 4-5, после сама ослабла….

 

     Во второй половине дня немцы усилили нажим на правый фланг 154 сд, где оборонялись 1-й и 2-й батальоны 820 сп. Командиру полка пришлось ввести в бой свой последний резерв: саперную роту и роту ПВО.

 

Вспоминает бывший командир 3 взвода 5 роты 820 сп мл.лейтенант Васильев Лаврентий Кузьмич:

…Я командовал 5-й ротой с 21 июля по 24 июля.…

…При начале наступления на Торфяной завод в нашей роте был майор Лихобабин, забрал лейтенанта Позднякова  и ушли на правый фланг в направлении 1-го батальона, который действовал на правом фланге от нас….

…В бою за завод был ранен в живот 21.7.41г. майор Лихобабин. Это было так. При начале наступления на завод майор Лихобабин позвал л-та Позднякова Н.Н., и они пошли на правый фланг батальона. Л-т Поздняков командование передал мне. Позднее при наступлении темноты они напоролись на немецкий пулемет. Вот здесь был ранен майор Лихобабин в живот, а Поздняков легко ранен в руку. А ночью пришел в расположение роты и лег в окопе. А утром его при артналете снаряд попал в край окопа, и его засыпало землей. Бойцы, услышав глухой крик, откопали его и отправили в медсанбат. Больше он в роту не возвращался….

 

Из письма командира саперной роты 820 сп ст.лейтенанта Абакумова Ивана Михайловича от 22 июля 1941 года:

…Наша рота участвовала в бою вместе со стрелковым подразделением, есть жертвы. Противника тесним, держится, но начал отступать. Стало быть, не терпит. Письмо посылаю в немецком конверте. Мы дом захватили, они разбросались. Достал зубную пасту, только времени нет зубы чистить. Замечательная паста. Если бы можно было законвертовать, я бы вам выслал….

 

     В соответствии с директивой штаба 21 армии во всех частях и соединениях организованы посты ВНОС (воздушного наблюдения, оповещения и связи). Все посты ВНОС включены в единую сеть ПВО армии. Директиву подписали: начальник штаба 21 армии генерал-майор Гордов В.Н., комиссар штаба бригадный комиссар Погодин, начальник ПВО армии полковник Смирнов.

 

Ф.Гальдер: 21 июля 1941 года, 30-й день войны. На южном фланге 2-й танковой группы противник добился частичного успеха в районе Пропойска. Положение в этом районе удалось восстановить лишь вводом в бой 4-й танковой дивизии. Вечер… Обстановка в районе Пропойска обострилась. В районе Могилева противник продолжает оказывать ожесточенное сопротивление.


Если Вы располагаете какими-либо сведениями о 117 сд, фронтовыми письмами, воспоминаниями, свяжитесь с автором - kazkad@bk.ru. Спасибо!
Победа 1945  




Привычный праздничный салют -

Победу празднует столица.

Жаль - ветеранов узнают

По орденам, а не по лицам.

И боль войны, уже чужой,

Далёка внукам или близка?

Я - не погибший, не живой.

Пропавший без вести по спискам.

 

Мы, защищавшие страну,

Её Победы не узнали.

Мы только встретили войну

И в сорок первом задержали.

"С неустановленной судьбой" -

Пришло известие в конверте.

Я - не погибший, не живой,

Я - человек без даты смерти.

 

Парад, Победа, ордена

Достались нашим младшим братьям.

А нас проклятая война

Надолго спрятала в объятьях.

Фамилий скорбен длинный строй -

Судьбы бессмысленно-военной.

Я - не погибший, не живой.

Я - горсть земли и часть вселенной.

 

Тяжёл безвестности покой,

Не славы - памяти нам мало.

Мы не отмечены строкой

На тысячах мемориалов.

И если в мирной тишине

Услышишь голос мой уставший,

Прохожий, вспомни обо мне

И всех безвестных и пропавших..

 

Порой у Вечного Огня

Лежат цветы, как чья-то память.

Для неизвестного меня

Нельзя в помин свечи поставить.

Холодной утренней росой

Омыт окоп, приютом ставший.

Я - не погибший, не живой,

Один из... без вести пропавших.

                                      Yani,

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS