117 стрелковая дивизия

                           1-го формирования (Куйбышевская)
                                                   
                                                 
         

      61 сд также двигалась своим ходом к линии фронта. 

 

Вспоминает бывший командир роты связи 307 сп 61 сд капитан Мишин Иван Николаевич:

     ...Утром 28 июня мы выгрузились на станции Дарница в 30 км восточнее Киева. В течение суток, форсированным маршем наша дивизия прошла 120 км до города Чернигова. Первого июля мы вступили в зону боевых действий в районе города Рогачёва Гомельской области....


     Полки дивизии рано утром 28 июня проследовали через Гомель. Хотя Гомель неоднократно подвергался бомбежке, больших разрушений в городе видно не было, сказывались слаженные действия подразделений ПВО и быстрая ликвидация последствий налетов отрядами самообороны.

 

Из дневника бывшего командира взвода связи 2 батальона 240 сп Подольского Александра Семёновича: 

…28 июня 1941г.   Вступили непосредственно к соприкосновению с противником. Комиссар дивизии ставит нас в известность, что справа поддерживают нас танки, слева бронепоезд, в воздухе эскадрилья самолетов.

    Завтрак. К походу готовы. Идем по Бобруйскому шоссе. Всего идти 12-15 км. Да, справа появились танки, слева бронепоезд, а в воздухе авиация, но, увы, не наша. Разворот, ракета, бомбежка. Двух танкистов ранило. Для меня лично бомбежку легче всего вынести на фронте…

 

      В этот день перед воинами Гомельского гарнизона и частей, отправлявшихся на фронт, выступил прославленный Маршал Советского Союза Семен Михайлович Буденный.     После Гомеля 240 сп, штаб дивизии, 707 гап и спецчасти двинулись на Довск, остальные повернули на Буда-Кошелево. На окраине города был сделан привал, удалось даже отправить посылки с личными вещами и письма домой. В Гомеле на формировочном пункте дивизию уже ожидали несколько командиров, призванных в Куйбышеве из запаса в первый день войны. Дни по-прежнему стояли знойные, безоблачные.

     Участились налеты вражеской авиации. Теперь все чаще слышалась команда "Воздух!". Несмотря на жару и усталость, приходилось сходить с дороги, ложиться в пыльную разогретую землю прямо у обочины, если не хватало сил добежать до спасительного леса. Зенитные пулеметы мало чем могли помочь. Они хоть и  превосходили в 2 раза по дальности стрельбы авиационные пулеметы немцев, но уступали им в скорострельности и требовали для ведения огня предварительной установки на земле на треногу.  

     Вражеские самолеты все чаще обстреливали и бомбили колонны войск и транспорта. В один из таких налетов был убит командир транспортной колонны тыла 820 сп и ранено несколько бойцов, сгорели автомашина и бензовоз.

     Однако и возмездие все чаще настигало наглого врага. Залповым огнем из винтовок бойцы 1-го батальона 240 сп сбили истребитель МЕ-109, а зенитчики 321 озад сбили два бомбардировщика Ю-88. Вражеские летчики вынуждены были держаться выше.

     Редакция 117 сд выпустила в пути два номера дивизионной газеты "Ворошиловский стрелок" и несколько листовок, призывающих к бдительности и мужеству в борьбе с врагом.

     За неполные трое суток было уже пройдено свыше 150 км, и бойцы смертельно устали. Между тем фронт все стремительнее приближался. Наши войска оставили Минск, отходя все дальше вглубь страны, они вели тяжелые арьергардные бои.

     В середине дня 28 июня передовые подвижные части 3-й танковой дивизии немцев сбили наше слабое охранение под Бобруйском, захватили город и вышли к реке Березине.

     Дивизия ускорила движение походных колонн. Сократились число и длительность привалов, все чаще звучали хриплые усталые голоса командиров "Шире шаг!". Все больше отставших, обессилевших, со стертыми до крови ногами бойцов на обочинах дорог. Отстали тылы и кухни. Сухие концентраты не лезли в горло. На одном из привалов пехота стала выбрасывать из ранцев под откос запасное белье, сухой паек НЗ, а потом целиком ранцы и вещмешки. Командир дивизии приказал облегчить бойцов, оставив при них только оружие и боезапас, остальное сложить у дороги на попечение тыловых подразделений.

     Движение ускоренным маршем продолжалось. Проблему питания теперь приходилось решать на ходу строевым командирам. Покупали в деревнях сметану, творог, хлеб, молоко, яйца. Казалось, маршруту не будет конца.

 

Из дневника бывшего командира взвода связи 2 батальона 240 сп Подольского Александра Семёновича: 

…Вечер. Прибыли в Рогачев. Устал. Артиллерия ведет огонь. Недалеко упал снаряд. Пригнулся. Привык к этим разрывам. Много беженцев. Рассказывают об ужасах, которые немцы чинят над советскими гражданами. Гнев у всех!

   Ужин. Рыба, сухари. Воды два глотка выпил. Грустно чего-то, а чего сам незнаю. Размышлять некогда. Команда "Окапывайся!". Трудно копать, почва плохая….

 

Вспоминает бывший красноармеец 222 оптд Акритов Диоген Кирьякович:

…У одного нашего офицера в Минске остались жена и двое детей. Он плакал, просил начальство, чтобы ему дали взвод солдат ворваться в Минск и освободить семью. Но ему не разрешили. Мы думали, этот офицер сойдет с ума….

 

Ф.Гальдер: 28 июня 1941года, 7-й день войны. Минск занят. Правый фланг танковой группы Гудериана (3-я тд) находится непосредственно перед Бобруйском.


Если Вы располагаете какими-либо сведениями о 117 сд, фронтовыми письмами, воспоминаниями, свяжитесь с автором - kazkad@bk.ru. Спасибо!
Победа 1945  




Привычный праздничный салют -

Победу празднует столица.

Жаль - ветеранов узнают

По орденам, а не по лицам.

И боль войны, уже чужой,

Далёка внукам или близка?

Я - не погибший, не живой.

Пропавший без вести по спискам.

 

Мы, защищавшие страну,

Её Победы не узнали.

Мы только встретили войну

И в сорок первом задержали.

"С неустановленной судьбой" -

Пришло известие в конверте.

Я - не погибший, не живой,

Я - человек без даты смерти.

 

Парад, Победа, ордена

Достались нашим младшим братьям.

А нас проклятая война

Надолго спрятала в объятьях.

Фамилий скорбен длинный строй -

Судьбы бессмысленно-военной.

Я - не погибший, не живой.

Я - горсть земли и часть вселенной.

 

Тяжёл безвестности покой,

Не славы - памяти нам мало.

Мы не отмечены строкой

На тысячах мемориалов.

И если в мирной тишине

Услышишь голос мой уставший,

Прохожий, вспомни обо мне

И всех безвестных и пропавших..

 

Порой у Вечного Огня

Лежат цветы, как чья-то память.

Для неизвестного меня

Нельзя в помин свечи поставить.

Холодной утренней росой

Омыт окоп, приютом ставший.

Я - не погибший, не живой,

Один из... без вести пропавших.

                                      Yani,

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS