117 стрелковая дивизия

                           1-го формирования (Куйбышевская)
                                                   
                                                 
         

     4 июля 1941 года произошла смена командования Западного фронта. Командующий генерал армии Дмитрий Павлов и его начальник штаба генерал-майор Владимир Климовских были арестованы, а впоследствии расстреляны по вздорным обвинениям. Фронт принял бывший нарком обороны Маршал Советского Союза Семён Тимошенко, снятого с должности члена Военного Совета корпусного комиссара Александра Фоминых заменил армейский комиссар 1-го ранга, жестокий сталинский главный контролёр партии Лев Мехлис, а в должность начальника штаба вступил командированный из Генштаба генерал-лейтенант Герман Маландин. Маршал Тимошенко сразу же предпринял попытку изменить ход боевых действий. Было решено вывести из боев на доукомплектование изрядно поредевшие войска 4-й армии, отступавшие от самого Бреста, а силами ее соседа слева, 21-й армии, прикрыть могилевское направление и одновременно нанести 5 июля эффектный молниеносный контрудар под Жлобиным."Наступать на Бобруйск, сжечь там переправы через Березину, окружить и уничтожить противника, действующего в направлении Рогачёв". Для весомости и под стать рангам нового фронтового командования его первый замысел окрестили "операцией". Правда, в анналы истории она не вошла. И не случайно.

     Позже, после провала этой «операции» и вывода дивизии в резерв, по распоряжению Мехлиса срочно направленными в Гомель и Буда-Кошелево полковником Константином Елкиным и бригадным комиссаром Иваном Видюковым было проведено расследование. Они подготовили закрытую грифом "Совершенно секретно" докладную записку - материалы расследования причин поражения 117-й стрелковой дивизии 21-й армии в боях под Жлобиным 6 июля 1941 года ( ЦАМО СССР. Ф. 208. Оп. 2524. Д. 2. Л. 39-51, 59-60).

 

Вспоминает бывший начштаба 3-го батальона  240 сп лейтенант Синельников Василий Федорович: 

…Первый бой был организован гораздо хуже, чем наши полевые учения в мирное время. Не только мы, средние командиры мало знали о противнике, но даже высшее командование почти ничего не знало о нём.

…Наши действия 5-го июля только потом назвали разведкой боем, когда нужно было оправдаться о неудачно проведенной операции, мы ведь получили приказ двигаться в направление г.Бобруйска….

 

    Оперативная сводка № 18 к 8.00  4 июля 1941г, штаб Западного фронта, Гнездово:

     63-й стрелковый корпус, продолжая работу по укреплению оборонительного рубежа, произвел перегруппировку сил, сосредоточивая части к правому флангу.

     167-я стрелковая дивизия, 1-й и 2-й дивизионы 503-го гаубичного артиллерийского полка, саперная рота 53-й стрелковой дивизии занимают район Рогачев, (иск.) Цупер, Майский.

     117-я стрелковая дивизия – район Цупер, Жлобин, восточный берег р. Днепр до Смычек, Крывск, Пиревичи, Черн. Вирня.

 

Из воспоминаний бывшего командира 576 артполка 167 сд  63 ск генерал-лейтенанта артиллерии Степана Ефимовича Попова: 

   ...Утром 4 июля, после артподготовки и ударов авиации, гитлеровцы опять форсировали Днепр. На этот раз вслед за пехотой по паромной переправе двигались танки. Нашу дивизию, понесшую большие потери в личном составе и боевой технике, атаковали свыше пехотного полка и десяти танков. Сопротивляясь вражескому напору, подразделения 520-го стрелкового полка все же оставили первую траншею. Продвижение противника создавало угрозу обороне всего 63-го корпуса.

     Комдив Раковский решил уничтожить вклинившегося противника сильной контратакой. Он снял с Жлобинского направления 465-й полк, усилил пехоту нашим 576-м артполком и отдельным противотанковым дивизионом. Командовать этой артиллерийской группой поддержки было поручено мне.

     В 12 часов, после короткого артиллерийского удара, наши подразделения перешли в контратаку. Артиллеристы действовали в тесном контакте с пехотой, а когда требовала обстановка, сами брали в руки карабины, отражали атаки врага в одной цепи со стрелками. Приходилось им драться и без пехотного прикрытия.

     Орудийный расчет, которым командовал сержант Виноградов, находясь на открытой позиции у деревни Труски, поддерживал огнем стрелковую роту. Когда пехота, понеся большие потери, отошла, то артиллеристы оказались один на один с наступающими немцами. Подпустив противника как можно ближе, сержант скомандовал:

- Картечью, четыре снаряда, беглым... Огонь! 

     Перед орудием мгновенно образовалась сорокаметровая выжженная полоса. Отважный расчет отразил все атаки гитлеровцев, уничтожив до взвода пехоты и два пулемета.

     Бой продолжался до вечера, и враг был отброшен за Днепр.

 

Распоряжение штаба Западного фронта командующим войсками  20, 21, 13-й и 4-й армий (4 июля 1941 г). 

          Для координации действий выходящих частей с основными силами, развертываемыми по р. Днепр, Командующий войсками Западного фронта ПРИКАЗАЛ:

          1. Подчинить: Военному совету 20-й армии части 13-й армии, занимающие фронт по р. Березина (1-я мотострелковая дивизия, управление 44-го стрелкового корпуса с 1-м и 2-м стрелковыми полками, 2-й стрелковый корпус, 50-я стрелковая дивизия); Военному совету 21-й армии – отряды Народного комиссариата внутренних дел и сводные курсантские отряды, 4-й воздушно-десантный корпус, 20-й механизированный корпус и отходящий 17-й механизированный корпус, а также все остальные части 4-й армии.

          2. Военным советам 20-й и 21-й армий навести порядок в организации обороны по р. Березина и удерживать этот рубеж силами 13-й и 4-й армий до полного сосредоточения основных сил 20-й и 21-й армий и организации крепкой обороны по р. Днепр.

          3. По сосредоточению 20-й и 21-й армий сменить части 13-й и 4-й армий по р. Березина и отвести: 

          а) части 13-й и 4-й армий в район Пустошка, Невель, Великие Луки; 

          б) части 4-й и 10-й армий в район Сураж, Новозыбков, нов. Ропск, Стародуб для приведения в порядок и доукомплектования.

          4. Отвод частей 13-й и 4-й армий по их смене организовать через сборные пункты: частей 13-й армии Орша и 4-й армии – Могилев, со сборных пунктов сменные части перебросить в указанные районы сосредоточения автотранспортом и железнодорожным порожняком.

          5. Управление 13-й армии к 6.7.41 г. отвести в Могилев, возложить на него организацию приема и отправки частей 4, 3, 16-й и 10-й армий со сборных пунктов.

          6. Управлению 4-й армии перейти к 6.7.41 г. в Новозыбков для доукомплектования и руководства восстановлением частей 4-й и 10-й армий.

          7. Командующему западным округом обеспечить переброску частей 13-й к 4-й армии со сборных пунктов в районы сосредоточения автомобильным и железнодорожным транспортом. О ходе выполнения доносить.

                                                                    Маландин 

          На документе отметка: «Отправлен 4 июля 1941 г. в 10 часов 25 минут».

 

      Итак, 4 июля в командование Западным фронтом вступил Маршал Советского Союза С.К.Тимошенко. Полковник Чернюгов С.С. был вызван неожиданно к командарму. Когда он доложил Петровскому Л.Г. о вызове в Гомель, тот сказал: "Поедем вместе на дрезине, так быстрее и безопаснее".

     Доехали действительно без происшествий. Немецкой авиации не было видно в небе, но перед их отъездом огнем 3-й батареи 321 озад был сбит немецкий самолет-разведчик ФВ-189.

     У Командующего 21 армии уже находилось несколько генералов и полковников, не знакомых полковнику Чернюгову. Чернюгов ожидал, что Герасименко В.Ф. будет интересоваться деталями успешно проведенной накануне операции по овладению Жлобином, о которой он вчера докладывал по телефону. Но услышал резкий раздраженный голос командарма, обращенный к Петровскому:

- До каких пор ваши войска будут сидеть в обороне и позволять немцам наносить удары? Почему бездействует разведка, и действия противника оказываются неожиданными? Почему немцам удалось переправиться у Зборово? Чей был этот участок обороны, т. Петровский?

- 520 сп 167 сд,- ответил тот.

- Когда будет покончено с танкобоязнью?- продолжал разносить командарм. - Ваши артиллеристы плохо стреляют по танкам с дальних расстояний и спешат в укрытия, бросив орудие, когда танк еще на расстоянии 300-400 м. А ваши стрелки? Они бросают хорошо вырытые окопы, чтобы стать мишенями автоматчиков. За действия бойцов в бою должен отвечать командир. Никакое личное геройство не снимает с него этой ответственности. Командира 520 сп отдать под суд! Что вы молчите, комкор Петровский? Вы способны командовать корпусом и вести боевые действия так, как учит нас т. Сталин? Докажите! Я в этом пока сомневаюсь.

     Командарм выполнил своё решение в отношении командира 520 стрелкового полка.

 

По данным сайта ОБД: подполковник Анисимов Георгий Тимофеевич, командир 520 сп 167 сд с 29.07.40г.  1904 г Тамбовская обл, село Ярославка, в СА с 1920г. Пропал без вести в 1941г.

Жена: Анисимова С.Д, проживает Свердловская обл г.Ревда Сумскомбинатский поселок д 45 кв 1, связь утеряна с начала войны.

 

     Наступила тягостная пауза. Потом Герасименко В.Ф. пригласил всех подойти к столу с картами и изложил свое решение нанести удар из района Жлобина в тыл  немецкой танковой группировке под Рогачёвом. Удар должна была нанести 117 сд. Ей выделялась рота танков КВ и Т-34. Атаку пехоты планировалось поддержать бомбовым ударом двух эскадрилий самолётов.

                 

                                Боевой приказ № 01/оп, 4.07.1941г, Штарм 21, Гомель.

5. 63 ск (167, 117, 61 сд) с 318 гап БМ, 420 кап подготовить главную полосу обороны по вост. берегу р. Днепр, имея задачей не допустить форсирования р. Днепр, прочно обеспечить свои правый фланг и жлобинское направление. Граница слева – Новозыбков, Костюковка, Стрешин, Паричи.

                      Командующий войсками 21 армии генерал-лейтенант Герасименко

                              Член Военного совета дивизионный комиссар Колонин

                                  Начальник штаба армии генерал-майор Гордов

 

    Чернюгову было приказано к 15 часам подготовить приказ о наступлении дивизии, согласовав со штабом 63 ск вопросы обороны левого берега Днепра, включая Жлобинские мосты и паромные переправы. Приказ о наступлении в соответствии решением Командующего армией был подготовлен быстро, однако, оперативное отделение штаба 117 сд, возглавляемое полковником Герасимовым М.А., внесло в него небольшое, но очень существенное уточнение. Было предложено наступление на Рогачёвскую группировку противника провести в два этапа: сначала ударом в направлении Поболово-Дворец уничтожить подвижные запасы горючего и боеприпасов немецких танковых дивизий и перерезать оба шоссе из Бобруйска на Рогачёв, затем, почти одновременно наступлением из района Жлобина уничтожить немецкие танковые части в Рогачёве и в Зборово. Факт нахождения в Поболово запасов горючего и боеприпасов подвижных частей 24 тк немцев был установлен не разведкой, а в результате анализа полковником Герасимовым обстановки и хорошего знания им вооружения противника. Эта его смелая догадка не только подтвердилась, но удар по Поболово явился для немцев очень чувствительной неожиданностью, вынудившей их круто изменить свои планы по форсированию Днепра. Итак, приказ о наступлении 117 сд с уточнением был немедленно утверждён Командующим 21 Армией.

     Боевое охранение в Жлобине было усилено. На всех дорогах были выставлены конные и пешие разведчики. По железным дорогам Жлобин-Красный Берег и Жлобин-Луки курсировали бронепоезда. Частые рейды в окрестные деревни совершали подразделения 105 орб. Имели место столкновения с немцами, убитые и раненые были с обеих сторон.

     Однако, разведка не была систематической, особенно вне основных дорог. Сказывалась недостаточная техническая оснащенность разведчиков средствами передвижения, наблюдения и связи, а так же плохо налаженное взаимодействие с местным населением и малочисленность партизанских формирований. Все это порождало противоречивость и неточность сведений о местонахождении и действиях противника.

     И все же... Продвижение немецких войск вглубь нашей территории не поколебало веру воинов 117 сд в скорую победу над врагом. По-прежнему высоко оценивались боевые возможности Красной Армии и её оружия. По-прежнему рвались в бой бойцы и командиры. Это стремление принять личное участие в боевых действиях, лично уничтожить врага частенько заслоняло работу по организации бойцов подразделения на отпор врагу и иногда приводило к печальным последствиям.

 

Вспоминает бывший начальник штаба 3 батальона 240 сп лейтенант Синельников Василий Федорович:

…4-го июля я пошел проверить 7-ю роту, как она выполнила приказ об укреплении позиций. За эти дни там были выкопаны окопы и ходы сообщения, сделано несколько блиндажей для пулеметов и командного состава. Командира роты лейтенанта Михаила Чулисова (тоже выпускника нашего училища) я застал на командном пункте. Он установил там ротный миномет и сам с помощью одного солдата вел из этого миномета огонь по немецким окопам. Хоть он и был моим однокурсником и товарищем, я все же его отругал за такое легкомысленное занятие и приказал прекратить его. И по ходу сообщения направился в соседнюю роту к лейтенанту Тухватуллину.

 

Командир 7-й роты 240-го сп лейтенант Чулисов Михаил Максимович.

   Не успел я отойти и десятка шагов, как услышал разрыв мины сзади меня. Я быстро побежал назад и увидел, что лейтенант Чулисов лежит в окопе головой к стенке. Думая, что он ранен, я попытался поднять его за плечо и увидел, что у него нет головы. Кровь била фонтаном из шеи. Немцы засекли выстрелы наших мин и прямым попаданием своей мины убили нашего Михаила. Вернувшись на командный пункт командира батальона, я доложил ему об этом, и он тут же по телефону сообщил об этом случае всем командирам рот и дал строжайшее указание соблюдать все меры осторожности и не заниматься делами, неположенными командирам….

 

По данным сайта ОБД: лейтенант Чулисов Михаил Максимович, командир роты 240 сп, 1919г, в КА с 1938г, пропал без вести в 1941г. Мать Чулисова Татьяна Антоновна, Саратовская обл, пос.Хватовка, ул.Калинина, д.38.

 

     Дивизия готовилась к решительным боевым действиям. В район Жлобинских мостов стягивались части с других участков обороны дивизии. Ближе к берегу перемещались огневые позиции гаубичных орудий артиллерийских полков. Полки пополнялись боеприпасами.

 

Из дневника бывшего командира взвода связи 2 батальона 240 сп Подольского Александра Семёновича: 

…4 июля 1941г.   Прибыло подкрепление. Рогачев разрушен. Запах неприятный, много трупов валяется, некому убирать, да и время не позволяет.

    Покушал плотно. Курить нечего. Даю связь на командный пункт. Линия к 1 роте порвалась, кабеля нет. Даю РРУ, радиостанция еще попалась "Я тебя вижу, но ничего не слышу"

    Где-то патефон "шпилет" "друзья из табора" (пластинка). Авиация кружится.

Первый истребитель появился советский. Воздушный бой. Силы 1:10. Бой длился минут 20. Два фашистских "аса" рухнули. Бойцы машут и поздравляют друг друга. Все готовы подняться и помочь славному соколу.

     Комиссар читает выступление тов.Сталина от 3 июля!.. Последние слова покрываются громким "Ура!" 

     Немцы открыли огонь, идет артиллерийское соревнование. Кружится разведчик, сбросил чего-то, оказывается, пустую бочку. Смех. Зенитка бьет….

 

                Оперативная сводка №19, 20.00  4.07.1941г, штаб Западного фронта.

Пятое. 21-я армия. Со второй половины дня 4.7.41 г. связь со штабом армии по аппарату Морзе и СТ-35 прекратилась и отсутствовала до 18 часов. Вследствие этого оперативная сводка штабом армии к сроку не представлена.

     В 18 часов 20 минут генерал-майор Гордов по аппарату ВЧ, а затем и по СТ-35 доложил: положение частей на фронте 21-й армии прочно и без изменений. Попытка противника дважды форсировать р. Днепр была отбита.

 

                    Директива №16 Военного Совета Западного фронта от 4.7.41 23.15.

Пятое. 21-й армии, в прежнем составе прочно оборонять рубеж р. Днепр. В ночь на 5.7.41 г. смелыми действиями отрядов в направлении Бобруйск уничтожать отдельные группы танков и мотопехоту противника восточнее Бобруйск, подорвать все мосты и зажечь леса в районе действий танков противника.

                                                            Распоряжение 

                              штаба Западного фронта, отдано 4.7.41 в 21.00, 

                  принято 4.7.41 в 21.10, доложено командарму-21 4.7.41 в 23.45

   Командарму-21

     Из частей, находящихся в районе Жлобин - 61, 117, 167 стрелковых дивизий подготовить 3-4 сильных отряда в составе до полка каждый. Отрядам иметь в виду, в ночь на 5.7, действуя на Бобруйск с задачей сжечь мосты на коммуникациях, уничтожить танки и мотопехоту противника. В случае успеха и благоприятной обстановки захватить Бобруйск и удерживать его. На замену выделенных частей поднять части, сосредотачивающиеся в районе Гомель.


Вспоминает командир орудия ПТО 3 батальона  275 сп красноармеец Елсуфьев Георгий Васильевич:

     Когда стали в обо­рону, я пошел искать кухню. Наткнулся на КП полка. В окопе был начальник штаба и телефонист с аппаратом. На тарелочке лежали ломтики сыра и хлеба. Начштаба капитан Лукьянченко предложил мне поесть, но я отказался, хотя был голоден.

     Я спросил, где можно найти кухню. Он показал на небольшой лесок, а кто командует, я не спросил. Пока шел в направлении леска, надо мной разорвались три снаряда шрапнели. Из леса на галопе уехала кухня и продповозка.

 

      В 17.00 4 июля полковник Чернюгов С.С. собрал командиров частей и объявил им план предстоящей операции на 6-7 июля, одобренный Командующим 21 армии. По этому плану 117 сд частью своих сил в составе 1-го и 3-го батальонов 240 сп, 1-го дивизиона 322 лап и 1-го дивизиона 707 гап наносила удар по тыловой группировке немецких подвижных соединений 24 тк, находящейся в Поболово, имея целью разгромить тыловую группировку и уничтожить запасы горючего и боеприпасов. Тем самым лишить танковые части 24 тк, находящиеся в районе Рогачева, подвижности и боеспособности.

     Другая часть сил дивизии в составе 1-го и 3-го батальонов 275 сп, 3-го дивизиона 322 лап и 3-го дивизиона 707 гап при поддержке танковой роты наступала от г. Жлобин на север и северо-запад.

     Третья часть сил дивизии в составе 820 сп, 2-го батальона 240 сп, 2-го дивизиона 322 лап, 2-го дивизиона 707 гап, 2-го и 4-го дивизионов 318 гап БМ и 3-го дивизиона 546 кап обеспечивала оборону позиций 117 сд по левому берегу Днепра, оборону мостов и переправ. 105 орб, 222 оптд и 321 озад составляли резерв  командира дивизии.

 - Наступление частей дивизии,- сказал полковник Чернюгов, - будет поддержано ротой танков, огнем бронепоездов и бомбовым ударом по району Поболово.

     Командир 240 сп подполковник Витушкин предложил произвести удар на Поболово двумя батальонами, а третий ввести в бой в случае успеха для развития наступления. Это предложение было принято. Штаб дивизии приступил к отработке и согласованию всех деталей плана.

     В землянке под железнодорожной насыпью собрались командиры и политработники 820 сп и приданных ему артиллерийских подразделений до командира батальона включительно. Задачу на оборону Жлобинских переправ ставил лично командир 63 ск комкор Л.Г.Петровский.

     Всю ночь продолжались бои на реке Березине и реке Друть. 117 сд в полосе своей обороны ротой бронемашин и танковой ротой 105 орб вела интенсивную разведку. По результатам разведки шоссе Жлобин-Бобруйск (его удалось разведать только до деревни Горбачевка) и шоссе Жлобин - Поболово (его удалось разведать только до выхода на шоссе Жлобин-Бобруйск) были свободны от противника. Недостаток запаса горючего в машинах и времени не позволили провести более глубокую и тщательную разведку основных маршрутов движения, однако, результаты разведки были признаны вполне достаточными, тем более, что они не потребовали корректуры уже утвержденного плана операции.

     В свою очередь, гитлеровское командование, стягивая силы для форсирования Днепра в районе Рогачева, где немцам удалось у Зборово сохранить плацдарм на восточном берегу, вело регулярное наблюдение за передвижениями по шоссе Жлобин-Бобруйск, выслав небольшие мобильные разведывательные группы в прилегающие к шоссе населенные пункты: Белица, Кабановка, Ухватовка, совхоз Красный Берег и др.

     187-я стрелковая дивизия 45 ск, запасный полк, батальон автотранспортного училища, – отбив прорвавшуюся группу танков противника в районе Чигиринка, продолжали  удерживать передовым отрядом западный берег р. Друть и развивали  оборонительные работы по восточному берегу р. Днепр на фронте (иск.) Могилев, Гадиловичи.
     148-я стрелковая дивизия (прибыло только три эшелона) находилась в пути следования к району сосредоточения, имея штаб корпуса – 0.5 км южнее Дабужа.
     63-й стрелковый корпус, отбив двукратные попытки противника форсировать р. Днепр в районе Рогачев, продолжал оборонительные работы по восточному берегу р. Днепр.

     4 июля в ВПГ 63 ск поступили первые раненные. В 173 мсб 117 сд поступило 9 человек раненых и больных.

 

Гудериан «Воспоминания солдата»: 4 июля 24-й танковый корпус вышел к Днепру у Рогачева, захватив еще несколько переправ через Березину. В этот день дивизии танковой группы находились: 1-я кавалерийская дивизия — восточное Слуцка, 3-я т — перед Рогачевом, 4-я танковая дивизия — в Старом Быхове (Быхове), 10-я мотодивизия — в Бобруйске, дивизия СС «Рейх» — в Балусевичи, 10-я танковая дивизия — в Березино, пехотный полк «Великая Германия» — восточное Столбцы; 18-я танковая дивизия — восточное участка Нача, части 17-й танковой дивизии — в Борисове, главные силы этой дивизии — в Минске, 29-я мотодивизия — в районе Кайдано, Столбцы, 5-й пулеметный батальон — западнее Столбцы.

 

                                   К 4.07.1941 потери 2-й танковой группы составили:

                             

 

Войсковая часть

Потери офицерского состава 

Потери унтер/офицерского и рядового состава

 

комментарии

убито

ранено

без вести

убито

ранено

без вести

3-я тд

11

51

1

186

578

34

 

4-я тд

7

12

1

112

222

15

 

10-я мпд

2

-

-

50

24

5

на 30.6.41

1-я кавд

4

17

1

89

337

16

 

Корпусные части

1

2

-

19

24

2

 

Всего

25

82

3

456

1185

72

 

 

Ф.Гальдер: 4 июля 1941 года 13-й день войны. Танковая группа Гудериана своим правым флангом (3-я тд) форсировала Днепр у Рогачева (Зборово) и создала плацдарм. Севернее этого района соединения танковой группы, несмотря на разрушенные переправы, форсировали Березину и с боем наступают в направлении верхнего течения Днепра.


Если Вы располагаете какими-либо сведениями о 117 сд, фронтовыми письмами, воспоминаниями, свяжитесь с автором - kazkad@bk.ru. Спасибо!
Победа 1945  




Привычный праздничный салют -

Победу празднует столица.

Жаль - ветеранов узнают

По орденам, а не по лицам.

И боль войны, уже чужой,

Далёка внукам или близка?

Я - не погибший, не живой.

Пропавший без вести по спискам.

 

Мы, защищавшие страну,

Её Победы не узнали.

Мы только встретили войну

И в сорок первом задержали.

"С неустановленной судьбой" -

Пришло известие в конверте.

Я - не погибший, не живой,

Я - человек без даты смерти.

 

Парад, Победа, ордена

Достались нашим младшим братьям.

А нас проклятая война

Надолго спрятала в объятьях.

Фамилий скорбен длинный строй -

Судьбы бессмысленно-военной.

Я - не погибший, не живой.

Я - горсть земли и часть вселенной.

 

Тяжёл безвестности покой,

Не славы - памяти нам мало.

Мы не отмечены строкой

На тысячах мемориалов.

И если в мирной тишине

Услышишь голос мой уставший,

Прохожий, вспомни обо мне

И всех безвестных и пропавших..

 

Порой у Вечного Огня

Лежат цветы, как чья-то память.

Для неизвестного меня

Нельзя в помин свечи поставить.

Холодной утренней росой

Омыт окоп, приютом ставший.

Я - не погибший, не живой,

Один из... без вести пропавших.

                                      Yani,

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS