117 стрелковая дивизия

                           1-го формирования (Куйбышевская)
                                                   
                                                 
         

     Отошедшие на левый берег части 117 сд продолжали укреплять и совершенствовать оборонительный рубеж. Создавались основные и запасные огневые позиции на танкоопасных направлениях, а так же ложные ОП с деревянными пушками, которые особенно «любили»  бомбить и обстреливать немцы (ЦАМО фонд 63 ск опись 388836 дело 1 лист 8). По приказу командира 63 ск комкора Петровского Л.Г. в течение 7 июля были сформированы истребительные команды из наиболее преданных, смелых, храбрых и инициативных людей из расчета: в полку - рота, в батальоне - взвод, в роте - два отделения. Личный состав истребительных команд был вооружен противотанковыми гранатами, связками гранат, бутылками с горючей жидкостью, пакетами с взрывчаткой (ЦАМО фонд 63 ск опись 388835 дело 2 лист 19). Стало налаживаться и снабжение артиллерийских частей боеприпасами по требуемым калибрам и видам действия. ДОП размещался на ст.Буда Кошелевская.

 

Вспоминает бывший командир 1 отделения 3 взвода 1 роты 275 сп мл.сержант Асеев Петр Сысоевич:

…Нашей группой-взводом командовал лейтенант Бондаренко Андрей Васильевич. Тогда нам в лесу дали немного патрон, по две гранаты лимонки и по две бутылки с бензином, спички длинные и серные дощечки для поджига и броска по танкам. …

…Отход наших войск из Жлобина к берегу Днепра прикрывала 7-я рота 275 сп. Она удерживала южную часть города, не давая немцам выйти к Днепру, где берег был выше и господствовал над рекой. Мелкими группами части 3 тд и 41 пп 10 мд немцев пытались несколько раз форсировать Днепр в районе Проскурня.

     Одновременно противник подверг бомбардировке станции Хальч и Салтановку и высадил небольшой авиадесант в районе Хорошевки, но все попытки врага высадиться на левый берег были отбиты частями 117 сд….

 

Вспоминает бывший красноармеец взвода конной разведки 240 сп Борисов Иван Аверьянович:

…Вызывает командира взвода Кузнецова В.Г. комполка в штаб, это дело было по Жлобином. Через полчаса приходит командир взвода, построил взвод и вызывает: "Красноармейцы Борисов, Панарин, Рева, Шавхалов и Мухин!". Назначает меня старшим. Подает команду, остальным разойтись. Почему, думаю, такой выбор?

    Дело в том, что наша Родина у всех пятерых не занятая противником, а были случаи, что у некоторых местность была занята, нечего греха таить, поддавались на авантюру немецких листовок, что немец сбрасывал с самолетов уйма. Разложил карту, указал квадрат и место, где нужно было прикрыть левый фланг ниже Днепра, т.е. от Жлобина в 12 км по правую сторону Днепра. Луга, а за ним болото. Немцы могли переправиться и ударить во фланг. Одновременно на основном направлении была оставлена рота для прикрытия пока при отходе. Что такое прикрывать отход?! Помощи не жди ни откуда, пока не отойдет полк на новые рубежи, а с наступлением темноты отходишь.

    А на фронте 1 час считается за сутки. И остается после изнурительных боев из 160 человек 35-40. Притом, раненых не бросишь, нужно нести на себе. Спасибо, спасали болота, да леса, а дороги перерезаны немцами. Наша группа в составе 5 человек вышла в указанное место. Пять винтовок и один ручной пулемет Дегтярева и у каждого по 4 гранаты, в общем, слезы. Какой бой, а то и на 30 мин не хватит. Лошадей поставили в укрытие, расположились так, чтобы можно было маневрировать, т.е. менять позицию вдоль Днепра. Это выполнили пулеметчики, чтобы немца ввести в заблуждение. Так и получилось. После нашего прибытия часа через полтора, наблюдатель наш сидел на сосне, заметил 2 мотоцикла в нашу сторону. Остановились на берегу, недалеко, руками указали и уехали. Через полчаса видим, примерно до роты пехоты с минометами и надувными лодками. Я подал команду не стрелять. Когда они выехали до середины, вот тут и пошла писать губерния. Немцы с того берега открыли огонь, а что были в лодках, пошли на дно. Мы позицию быстро скрытно сменили, а на наши старые позиции пошел шквал огня минометного. Мы молчим, как только выедут другие, уже на лодках, подвезли гражданские, немцы заставили под оружием, снова открываем сабантуй. И таким образом, скрытой подвижностью наших позиций мы продержали противника до определенного времени и тем самым не дали возможность зайти во фланг прикрывающей роте при отходе полка. При этой небольшой операции у нас из 5 человек только был ранен один Мухин осколком в предплечье.

     Прикрывающая рота отходила самостоятельно, а мы своим курсом на лошадях, лесом, и вышли в пригороде Гомеля во втором часу ночи. А рота вышла позднее, потеряла более половины своего состава. А если бы не мы, им бы, т.е. роте, можно прямо сказать труба….

 

                                                  ЖБД ЗАПАДНОГО ФРОНТА:

    21 АРМИЯ – в течение дня 7.07 продолжала усиливать оборонительный рубеж по вост.берегу р.ДНЕПР на участке /иск/ ШКЛОВ, ЛУПОЛОВО.

   63 ск – восстановив положение в районе ЗБОРОВО, продолжает оборонительные работы:

   167 сд – ГАДИЛОВИЧИ, РОГАЧЁВ, ЦУПЕР.

   161 сд – после атаки совместно с  167 сд отошли в прежнее.

  117 сд – два полка дивизии, попавшие в окружение в 7-8 км западнее ЖЛОБИН, до 2.00 7.07 вели ожесточённый бой с мотомехчастями противника. С 2.00 полки начали отход, возвратясь на вост.берег отдельными незначительными частями.

   Перед дивизией действовали части 24 тк противника.

   66 ск в течение дня производил частичную перегруппировку и продолжал укрепление востоного берега р.ДНЕПР.

   232 сд перегруппировалась к северу в направлении ЖЛОБИН.

   154 сд пербрасывается комбинированным маршем на участок 117 сд (ЖЛОБИН, СТРЕШИН).

   67 ск в течение дня производил перегруппировку:

   102 сд из района ЧЕСЕРСК с наступлением темноты 7.07 выступает в ПРОПОЙСК;

   151 сд из района ДОБРУШ к 20.00 7.07 сосредотачивается на северо-западной окраине ГОМЕЛЬ.

        Штарм 21 – ГОМЕЛЬ.

 

     Закончился этот этап сражения 117 сд на правом берегу Днепра. Главным итогом сражения было то, что 24 тк немцев, вышедший к Днепру 3 июля, так и не смог форсировать Днепр в полосе обороны 21 армии. Но главный результат героической самоотверженной борьбы воинов 117 сд проявился не у Жлобина, а в районе Зборово под Рогачевом. Именно там 3 июля немцы создали плацдарм, а 5 июля, переправив на плацдарм часть сил 3 и 4 танковых дивизий, продвинулись к Гадиловичам, выходя на шоссе Варшава-Москва. Только личное участие в контратаке командира 63 ск комкора Петровского Л.Г позволило восстановить положение и отбросить немцев на плацдарм.  

     Беспрерывные контратаки 117 сд в направлении Поболово вынудили немцев снять со Зборовского плацдарма 3-ю танковую и вновь прибывшую 10-ю моторизованную дивизии. Ожесточенные бои 117 сд за Жлобин приковали 6 и 7 июля эти силы немцев к району Жлобин-Поболово (ЦАМО фонд 63 ск опись 388836 дело 20 лист 1). 

     6 и 7 июля немцы все же продолжали предпринимать интенсивные попытки переправить часть сил 4 тд на Зборовский плацдарм, но они были отбиты имеемыми силами 63 ск (ЦАМО фонд 63 ск опись 388835 дело 2 лист 30). Не случайно командир 63 ск комкор Петровский Л.Г. в период боев 6-7 июля неотлучно находился в районе Жлобинских переправ, ибо тем, насколько долго удастся приковать основные силы 24 тк немцев к Жлобину, решалась судьба обороны 21 армии.

     Страшно представить последствия выхода 3 тд, 4 тд и 10 мд немцев 6 июля 1941 года на Варшавское шоссе! В то время ни у 21, ни, тем более, у 4 армии не было никаких резервов. Жертвы, принесенные 117 сд, окупятся потом еще не раз в разгар Смоленского сражения. Тогда, прежде, чем выйти на Варшавское шоссе, немцы будут вынуждены преодолевать 40-50 км по грунтовым дорогам от Старого Быхова до шоссе, и ввиду сильной пыли на дорогах  десятками и сотнями начнут выходить из строя моторы танков 2-й танковой группы  Гудериана.

     Так, не только уничтожением танков и живой силы врага, но и срывом планов его «молниеносной войны", воины 117 сд внесли свой ощутимый вклад в далекую Победу мая 1945 года.

 

                Оперативная сводка №25 к 20.00 7.7.41 Штаб Западного фронта, Гнездово                 

          63 ск восстановил положение в районе Зборово. Части корпуса продолжают оборонительные работы на рубеже:

          167 сд – Гадиловичи, Рогачев, Цупер; 

          61 сд после контратаки совместно с 167 сд отошла в прежнее положение; 

          117 сд – два полка дивизии, попавшие в окружение 7-8 км западнее Жлобин, до 2.00 7.7 вели ожесточенный бой с мотомехчастями противника. С 2.00 полки начали отход, возвратясь на восточный берег отдельными незначительными частями. Потери уточняются. Перед дивизией действовали части 24 тк противника.

          Штакор 63 – Городец. 

 

     Заканчивался день 7 июля 1941 года. Немцы продолжали подтягивать силы к Днепру, однако соединения 24 тк не были уже опасно сконцентрированы: 4-я тд двигалась в район Ст.Быхова, 3-я тд в составе 6 тп, 3 мп, 394 мп и 75 ап находилась в Поболово, 10-я мд с частью сил 3 тд находилась в Жлобине, 1-я кд двигалась от Бобруйска в сторону ст.Кр.Берег.

     Бойцы и командиры продолжали поодиночке и группами выбираться из оккупированного немцами Жлобина и его окрестностей, переплывать на левый берег Днепра.

 

     Неоценимую помощь частям 63-го ск оказал 318-й гаубичный артполк большой мощности. В течение 7 июля батареи полка вели огонь:

- 3-й батарее было дано задание разрушить мост через железную дорогу. Высего было выпущено 68 снарядов, при двух прямых попаданиях на сороковом и шестьдесят первом выстреле.

- 4-я батарея своим огнем подавила батарею противника, вставшую на позицию в районе церкви. Было выпущено 26 снарядов.

- 6-я батарея вела огонь по скоплению танков и автомашин противника. Выпущенными 15 снарядами были уничтожены несколько танков и автомашин.

- 7-я батарея своим огнем подавила НП противника на высоте. Наблюдался отход с высоты в тыл 6 человек.

 

                    Разведсводка № 7. Штаб артиллерии 21 армии 8.00 7.7.41, г.Гомель 

     Противник силою 3-й и 4-и танковых дивизий и 41-го пехотного полка в течение ночи с 7.7.41г. на 8.7.41г. продолжал сосредоточение своих сил к р.Днепр, местами делал попытку форсировать её. На участке Рогачев-Жлобин противник имеет 105 и 150 мм артиллерию около 2-х дивизионов и 4 минометных батареи, на Бобруйско-Рогачевском направлении. Противник (3-я тд и батальон 41-го пп мелкими группами пытался форсировать р.Днепр в районе Проскурни, одновременно подвергнув бомбардировке ст.Хальч и ст.Салтановка. В районе Хорошовка (восточнее Гомеля)  выброшен небольшой авиадесант.

 

      Настоящий подвиг солдатского долга совершила группа бойцов и командиров 2-го батальона 275 сп. Оказавшись в тылу немецких войск, они ночью вывели и переправили на левый берег всю технику, лошадей и личный состав. На левом берегу они немедленно заняли оборонительный рубеж и уже утром 8 июля отразили все атаки пытавшегося переправиться здесь противника.

 

Вспоминает бывший красноармеец взвода ПТО 2 батальона 275 сп Прозоров Андрей Егорович:

…Другой стороной мы прошли г.Жлобин к Днепру. Дело было к утру, к нам подошел один офицер и сказал, что есть переправа, и мы пошли туда. Подошли, берег был крутой. Сделаны были плоты, на которых должны мы были переправиться. Никак лошади не идут, но все-таки мы переправились, хотя и было много трудностей. Теперь другая батарея тоже переправилась. Они тоже переправляли оружие. Лошади не шли на плоты, но все-таки и они переправились.

     У нас было 2 орудия 40 мм. Еще были 2 орудия 76 мм, не могу сказать, какой батареи.

Я был ранен после переправы на другой берег Днепра. Где мы заняли переправу, я не помню. Меня взял раненного Кузьма Красников и принес в санчасть….

 

По данным сайта ОБД: рядовой Красников Кузьма Филиппович, 1911г, Чкаловская обл, Бузулукский р-н, д.Никифоровка. Пропал без вести в 1941г, письмо с дороги от 26.06.1941г. Мать – Красникова Мария Фёдоровна.

 

                                                   ЖБД ЗАПАДНОГО ФРОНТА:

   21 АРМИЯ – в течение ночи на 8.08 продолжала оборонительные работы по восточному берегу р.ДНЕПР на фронте БЫХОВ, РОГАЧЁВ, ЖЛОБИН,РЕЧИЦА, ЛОЕВ.

     В течение ночи с 7.07 на 8.07 перд фронтом армии противник активных действий не проявлял.

     117 сд во время боёв западнее ЖЛОБИН в операции участвовали 240 сп и 275 сп в полном составе,707 гап, 322 ап,  ОРБ и ПТО. Из операции не вернулись: полностью 240 сп, два батальона 275 сп, матчасть 707 гап, 322 ап, ОРБ и ПТД. Пропали без вести командиры 275 сп и ПТО.

 

                                                                     Донесение.

     7 июля 1941 года в 173 мсб поступило 31 человек раненых и больных. Итого с 4 по 7 июля поступило 356 чел, из них умерших 3 чел, отправлено в часть - 2 человека эвакуировано на сан.летучку от Хальч - 351 человек.

             Командир 173 омсб 117 сд в/врач-2 ранга Чурилов, подписал п.Ржевский

 

Гудериан «Воспоминания солдата»:                                                                                                       …К 7 июля были достигнуты следующие пункты: штаб танковой группы — Борисов; 1-я кавалерийская дивизия — Бобруйск, 10-я мотодивизия — Жлобин, 3-я танковая дивизия — район Рогачев, Новый Быхов, 4-я танковая дивизия — Старый Быхов (Быхов), 10-я танковая дивизия — Белыничи, дивизия СС «Рейх» — Березино, пехотный полк «Великая Германия» — Червень, 18-я танковая дивизия — Толочин, 17-я танковая дивизия — Сенно, 29-я мотодивизия — Борисов.

Форсирование Днепра:

     7 июля я должен был принять решение: либо продолжать быстрое продвижение, форсировать своими танковыми силами Днепр и достичь своих первых оперативных целей наступления в сроки, предусмотренные первоначальным планом кампании, либо, учитывая мероприятия, предпринимаемые русскими с целью организации обороны на этом водном рубеже, приостановить продвижение и не начинать сражения до подхода полевых армий.

     За немедленное наступление говорила слабость в данный момент обороны русских, которая только еще создавалась. Русские занимали сильные предмостные укрепления под Рогачевом, Могилевом и Оршей; поэтому нам не удалось взять Рогачев и Могилев. Правда, у нас имелись сведения о подходе к противнику подкреплений: крупная группировка русских войск отмечалась в районе Гомеля, другая, меньшая, — севернее Орши, в районе Сенно. Но наша пехота могла подойти не раньше как через две недели. За это время русские могли в значительной степени усилить свою оборону. Кроме того, сомнительно было, удастся ли пехоте опрокинуть хорошо организованную оборону на участке реки и снова продолжать маневренную войну. Еще в большей степени вызвало сомнение достижение наших первых оперативных целей и окончание кампании уже осенью 1941 г. Это-то и было как раз главным.                                                                 

     Я полностью сознавал всю трудность решения. Я считался с опасностью сильного контрудара противника по открытым флангам, которые будут иметь три мои танковых корпуса после форсирования Днепра. Несмотря на это,  я был настолько проникнут важностью стоявшей передо мной задачи и верой в ее разрешимость и одновременно настолько был убежден в непреодолимой мощи и наступательной силе моих войск, что немедленно отдал приказ форсировать Днепр и продолжать продвижение на Смоленск.

     Я отдал распоряжение прекратить бои на обоих участках — как у Жлобина, так и Сенно — и организовать там только наблюдение за противником.

     Участки форсирования Днепра были ограничены предмостными укреплениями, занятыми крупными силами русских. Для 24-го танкового корпуса по договоренности с генералом бароном фон Гейером в качестве пункта форсирования был назначен Старый Быхов (Быхов), а днем начала действий — 10 июля; 11 июля 46-й танковый корпус должен был форсировать Днепр у Шклова, а 47-й танковый корпус — у Копысь между городами Могилев и Орша. Все передвижения войск и выход их на исходное положение тщательно маскировались; марши совершались только ночью. Прикрытие с воздуха района исходного положения осуществляли  истребители храброго полковника Мельдера, который развернул передовые аэродромы непосредственно за первым эшелоном. Там, где появлялись его истребители, небо сразу же становилось чистым.

     7 июля я посетил 47-й танковый корпус, чтобы устно разъяснить планы форсирования Днепра. По дороге в корпус я осмотрел трофейный русский бронепоезд. Затем я поехал в штаб корпуса, размещенный в Наче (30 км восточное Борисова), оттуда в Толочин, в 18-ю танковую дивизию, которая вела бои с русскими танками. Генералу Нерингу было указано на важность овладения районом Коханово, западнее Орши, и ликвидации имевшихся в этом районе предмостных укреплений русских для успеха предстоявших операций. Войскам, которые снова произвели на меня чрезвычайно хорошее впечатление, я высказал свою особую благодарность.


Если Вы располагаете какими-либо сведениями о 117 сд, фронтовыми письмами, воспоминаниями, свяжитесь с автором - kazkad@bk.ru. Спасибо!
Победа 1945  




Привычный праздничный салют -

Победу празднует столица.

Жаль - ветеранов узнают

По орденам, а не по лицам.

И боль войны, уже чужой,

Далёка внукам или близка?

Я - не погибший, не живой.

Пропавший без вести по спискам.

 

Мы, защищавшие страну,

Её Победы не узнали.

Мы только встретили войну

И в сорок первом задержали.

"С неустановленной судьбой" -

Пришло известие в конверте.

Я - не погибший, не живой,

Я - человек без даты смерти.

 

Парад, Победа, ордена

Достались нашим младшим братьям.

А нас проклятая война

Надолго спрятала в объятьях.

Фамилий скорбен длинный строй -

Судьбы бессмысленно-военной.

Я - не погибший, не живой.

Я - горсть земли и часть вселенной.

 

Тяжёл безвестности покой,

Не славы - памяти нам мало.

Мы не отмечены строкой

На тысячах мемориалов.

И если в мирной тишине

Услышишь голос мой уставший,

Прохожий, вспомни обо мне

И всех безвестных и пропавших..

 

Порой у Вечного Огня

Лежат цветы, как чья-то память.

Для неизвестного меня

Нельзя в помин свечи поставить.

Холодной утренней росой

Омыт окоп, приютом ставший.

Я - не погибший, не живой,

Один из... без вести пропавших.

                                      Yani,

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS